Кто хочет быть богом?

Долголетие в Китае

Мои самые удивительные наблю­дения связаны с пожилыми людьми. Рано утром, собрав­шись в большие группы, они за­нимаются гимнастикой тайчи или танцуют танцы янко с веерами. Старушки и старики самозабвенно взмахивают мечами, потря­хивают веерами под громкие звуки барабана и тарелок—и совершен­ но очевидно, что полу­чают от всего этого удо­вольствие. Причем удо­вольствие это утренни­ми коллективными уп­ражнениями не ограни­чивается, растягиваясь на весь день и достигая нового пика танцеваль­ным вечером. Если пройти по Пекину в сумерках, то и дело ус­лышишь шипящий звук магнитофона, а в некоторых местах и знакомые звуки бараба­на и тарелок — настало время танцевать. Те же немолодые люди парами или поодиноч­ке с большим воодушевлением выполняют нехитрые танцевальные движения.

Любимое дневное развлечение стариков — игра в шахматы. Привычные нам или тра­диционные китайские — неважно. Но, ока­зывается, игра эта — не индивидуальная, как мы привыкли думать, а очень даже кол­лективная. У ворот домов (а в Китае даже у сорокаэтажных домов обязательно есть во­рота и огороженная стеной территория — такова сила традиций) и вдоль городских магистралей собираются группы пожилых мужчин, разбиваются на команды — и впе­ред, игра началась. В домино, в отличие от наших дворов, почти не играют.

Когда у белорусских 75-летних мужчи­ны или женщины что-то заболит (а болит, как правило, все и постоянно), дети везут их в больницу, где врачи зачастую разводят ру­ками: «Ну что вы хотите, такой возраст». А вот в Китае о 75—летнем человеке говорят: «Молодой». Возьмите, к примеру, китай­ское руководство — и председателю КНР Цзян Цзэминю, и премьер-министру Чжу Жунцзи уже за 70. На одной из пресс-кон­ференций Чжу Жунцзи пошутил по этому поводу: «Многие иностранные журналисты считают, что я уже так стар, что ни на что не гожусь». Не знаю, занимаются ли зарядкой Чжу Жунцзи и Цзян Цзэминь, принимают ли они волшебные традиционные снадо­бья, но одно очевидно: во многих вопросах они и молодым фору дать могут. Замести­тель председателя КНР Ху Цзиньтао вообще мальчиком считается: ему около 60.

Много ли ваших знакомых стариков строят планы на дальнюю перспективу? Увы, сомневаюсь. А вот мой знакомый Бао, которому 67 лет, загадывает далеко вперед. Сейчас в Пекине идет бурное стро­ительство, сносят многие старые дома. Дом Бао тоже пойдет под снос, государство выплатит ему компенсацию. Уже сегодня он подумывает о покупке новой квартиры, но как любой рачительный хозяин с важным решением не спешит: «Сейчас куплю квартиру подешевле, может быть, не самую лучшую. А вот после Олимпиады ее продам и куплю другую — Олимпийскую деревню будут заселять, жилье там будет хорошее и не очень дорогое». Честно признаться, ус­лышать в 2001 году о планах 67-летнего мужчины на год 2008-й было для меня на­стоящим откро­вением.

И я, конеч­но, была не пра­ва: по местным понятиям после 60 лет начинает­ся самая что ни на есть новая жизнь. Ведь пре­дыдущий астро­логический цикл — 5 раз по 12 лет, полный оборот астрологического круга — завер­шен, можно, наконец, получать все возмо­жные жизненные удовольствия.

Почитание старших — основа традици­онного образа жизни в Китае, незыблемая на протяжении тысячелетий.

Сыновний долг и почтительность — ос­нова всех основ, самый важный из заветов Конфуция. Почтительность к родителям и забота о них считались началом всех добро­детелей.

Несомненно, многое сегодня меняет­ся, но сыновняя почтительность и долг ос­таются одним из краеугольных камней, на которых построен Китай. А потому здесь такое трогательное отношение к старикам, особенно долгожителям. На каждые 100 тысяч жителей в стране приходится в сред­нем 3 человека в возрасте старше 100 лет. В некоторых районах страны эта цифра вы­ше, что является неизменным предметом гордости как для местных властей, так и для всех обитателей такого благословенно го региона. Например, в городе Лэшань провинции Сычуань 122 столетних жите­ля. Исследователи полагают, что основные причины такого долгожительства — гео­графия и окружающая среда. Но немалую роль, уверены ученые, играют и другие фа­кторы — физический труд, открытый хара­ктер, материальный достаток и почтитель­ные дети. У живущих дольше обычно гар­моничные семейные отношения, и зачас­тую они сами являются образцовыми при­мерами сыновней почтительности.

Другое знаменитое своими долгожителя­ми место — остров Хайнань. Уже давно за ним закрепилась репутация «острова долго­жителей»: здесь живет более 20 тысяч чело­век, которым перевалило за 90. В 2001 году местные власти решили провести специаль­ный праздник и избрать своего «Бога долго­летия». Для этого был назначен специальный день, имеющий особое значение для китай­цев: девятый день девятого лунного месяца.

Когда было объявлено о проведении конкурса, практически все 90-летние жи­тели заявили о намерении при жизни стать богами. Один 96-летний старик прошел два с половиной километра, чтобы лично подать заявку об участии. На вопрос, поче­му не отправил внука или правнука, он гор­до ответил: «А как иначе я могу доказать, что вполне здоров?». Дело в том, что усло­вия конкурса были достаточно сложными: минимальный возраст участников — 90 лет, у них должно быть приличное состоя­ние здоровья, сильные руки и ноги, хоро­шие зрение и слух, они должны быть в со­стоянии немного трудиться в поле, долж­ны сами себя обслуживать, постоянно об­щаться с окружающими, иметь хорошую семью и добрые отношения с соседями, а также быть энтузиастами здорового образа жизни. Согласитесь, не каждый молодой человек может соответствовать всем этим критериям, а тут бабушки и дедушки!

В финал конкурса вышли 39 стари­ков, каждому из которых было присвоено звание «Выдающийся старожил Хайнаня». А «Богом долголетия» выбран 110-летний Ху Кай-юань — «за хорошее здоровье, гармонич­ные семейные отношения и почтенный возраст». Ему были вручены сертификат, букет цветов и красный конверт с 200 юа­нями (24 доллара США). Передавая кон­верт, вице-губернатор провинции Хай­нань сказал, что желает Ху Кайюаню до­жить до 200 лет. «Спасибо, — ответил ста­рик, — но мой сын на Новый год пожелал мне дожить до 300». Зал еще долго сотря­сался от хохота после этого замечания.

Каковы секреты долголетия? Хай­наньские старики утверждают: работа и хорошее настроение. Возьмите, к примеру, «Бога» Ху: всю жизнь он тру­дился в поле и ходил в море ловить ры­бу. Даже после того как ему исполни­лось 100 лет, он в состоянии сам себя обслуживать и легко проходит кило­метр пешком до магазинчика сына, чтобы поболтать с соседями.

99-летний Фу Чжаоцин всю жизнь проработал бухгалтером. Сейчас он каж­дый день читает газеты и книги и любит рассказывать внукам сказки. 98-лет­нюю Фу Лихуа любят за удивительное чув­ство юмора. Она часто самостоятельно ез­дит на автобусе в родную деревню. Для Хань Вуцзе, которой недавно исполнилось 96 лет, не составляет особого труда пройти пару километров, чтобы повидать внуков. Почти каждый вечер она играет в карты с соседями и любит сама класть свои сбере­жения в банк. 93-летний Ван Юяо, всю жизнь проживший в Индонезии, но вер­нувшийся на старости лет на родину, осо­бенно уважаем соседями. Используя свои родственные и дружеские связи, он собрал один миллион юаней (более 120 тысяч дол­ларов США) и передал их для улучшения системы образования на родном острове.

Женщины живут дольше мужчин — это характерно практически для всех стран в мире, и Китай — не иск­лючение. Женщины здесь, как и у нас, вы­ходят на пенсию раньше мужчин, а устраи­вается потом на работу только треть из них. И часто получается так, что многие проб­лемы, на которые годами привык не обра­щать внимания в надежде, что «само ре­шится», вдруг оказываются почти невыно­симыми. Всекитайская федерация жен­щин организовала даже специальную «го­рячую линию» для пожилых женщин в на­дежде помочь им в решении возникающих трудностей — тоже своего рода проявление традиционной почтительности. Как оказа­лось, 30 процентов позвонивших на «горя­чую линию» жаловались на проблемы в се­мье, 20 процентов — на межличностные отношения и 12,6 процента — на вопросы безопасности. Чаще всего семейные проб­лемы — измены мужа. Проблема у китай­ских немолодых женщин в браке та же, что и у молодых: их пожилые супруги, особен­но те, у которых успешно сложилась карье­ра или бизнес, заглядываются на молодых и все чаще создают с ними новую семью — официально или не очень.

Овдовевшие старики стараются поско­рее вступить в новый брак, потому что и се­годня сильно традиционное представление о том, что у пожилого китайца должны быть четыре вещи — дом, денежные накопления, жена (муж) и друзья. Считается, что без же­ны или мужа жизнь не полна, однако стати­стика свидетельствует: разводов в таких ско­роспелых браках (кто бы мог подумать, что такой термин употребим и в отношении 70-летних?) — 70 — 80 процентов. Удивле­ны? Я тоже.

Инесса Плескачевская, собкор «СБ» в Китае.

Отношение китайцев к возрасту сильно отличается от нашего. Четких определений юношеского возраста нет — в 2001 году звание и премию «Выдающийся представитель молодежи» получил ученый и предприниматель Ян Гуйшэн, которому на тот момент было 39 лет.

[406С] г. «Советская Белоруссия», 08.06.2002, с. 8