Федя силой в два медведя

«В Подмосковье есть старые карьеры, заполненные водой, куда мы с друзьями регулярно ездим отдыхать. Вода там прозрачная, рыбы много, вот и придумали мы аппарат для подводной охоты,— пишет нам московский таксист-частник Федор Рябцев.

— Взяли противогаз, нарастили гофрированный шланг. Теперь, одев специальные сапоги со свинцовыми грузами, можно было спокойно гулять по каменистому дну водоема, подкарауливая карасей и щук.

Занятие это казалось нам вполне безопасным, пока со мной не приключилась такая «нештатная ситуация». Шагаю я себе под дну карьера, как вдруг чувствую, что правая нога зацепилась за что-то. Дерг-дерг, бесполезно. Что-то вцепилось в сапог мертвой хваткой. Как потом оказалось, в подошву впилась блесна — обрывок чьей-то старой снасти…

Тут до меня стало доходить, что ситуация принеприятнейшая. Глубина (около трех с половиной метров) на пределе длины шланга, и присесть, чтобы освободиться от ловушки руками, я не могу — вода начнет заливать противогаз. А сапог, знаю, снять с ноги! самому невозможно — его на берегу двое стаскивают с большим трудом. Мимо, как назло, щуки проплывают, но мне уже не до них, Попробовал кричать — никто не слышит. Стрельнул из гарпуна вверх — авось заметят, не заметили.

Вы когда-нибудь пробовали разорвать сапог из цельнолитой резины голыми руками? Я потом пробовал — не получается. А в тот момент такая ярость на меня накатила, что я сорвал с себя противогаз, присел и одним махом разодрал голенище от колен до щиколотки. Нога освободилась.

Месяц у меня чернота под ногтями не проходила после той злополучной рыбалки — сосуды полопались, с такой силой я резину рвал. Главный урок, какой я вынес из этой истории,— не надо теряться в критические минуты. Каждый из нас способен на большее, чем это кажется».

г. «Труд-7»  14.06.1996 с.22