Когда очень хочется жить

Никто из нас не застрахован от смертельной угрозы, которая может возникнуть совершенно случайно и часто от независящих от нас обстоятельств.

Но жизненная практика неизменно показывает, что порой даже в самой сложной ситуации выживает т, кто до последнего борется за свою жизнь, даже в том случае, когда все шансы на выживание кажутся потерянными. Желание выжить как бы мобилизует все физические и духовные возможности человеческого организма для единой цели — жить!

И тогда происходит чудо. Возобновляются, казалось бы, иссякшие силы. Обостренно работает мозг. Вперед выходит интуиция. И человек выживает…

НЕВЕРИЕ В ЖИЗНЬ — САМОУБИЙСТВО

До сих пор море остается главным источником гибели людей, попавших в катастрофические условия. Подсчитано, что каждый год в морях и океанах гибнет во всем мире свыше 200 тысяч человек. Но что поразительно, даже те, кто спасся на шлюпках и плотах, впоследствии, в среднем на третий день гибнут от отчаяния, жажды и чрезвычайной усталости. Таковых в среднем около 50 тысяч в год. Это те, кто, попав в трагическую ситуацию, теряет надежду на спасение жизни, сдается якобы из-за отсутствия шансов на спасение. Страшно сказать, что таких из якобы «спасшихся» около 90%. А ведь опытом доказано, что можно пить соленую морскую воду на протяжении 5 дней, не более одного литра в день. И что крайне важно — морскую воду надо начинать пить сразу же, попав в беду, пока организм еще полон жизни, не ослаблен и не обезвожен.

За пять дней помощь, вероятно придет. Но потерпевшие бедствие немедленно впадают в отчаяние, перестают верить в свое спасение. Ученые считают, что именно потеря веры в жизнь и убивает несчастного.

ПОЛКОВНИК ПЕТРОВ В АФРИКАНСКИХ ДЖУНГЛЯХ

Видимо, стремление выжить во что бы то ни стало особо присуще летчикам, астронавтам. Многократно рискуя жизнью, люди этой профессии выработали в себе замечательное чувство выживаемости в любых экстремальных условиях.

Недавно мы узнали удивительную историю русского летчика полковника Дмитрия Петрова, который пропал в африканских джунглях Конго. Здесь он неустанно бился за жизнь. И победил… История эта такова.

Русский военный летчик работал инструктором на аэродроме в Конго. Во время одного из учебных полетов на истребителе МиГ-21 мотор неожиданно отказал. Под крылом расстилались бесконечные джунгли — зеленое море тропической растительности. С трудом летчик торопливо нашел в этом зеленом пространстве просвет — видимо, здесь рос кустарник, а не высокие деревья. Он повел самолет на посадку. Стремительно приближалась земля. Летчик понял — посадить самолет не удастся. Между кустарниками мелькали крупные камни.

Надо катапультироваться — нажал рычаг. При включенном состоянии отстрел кресла не произошел. Самолет пришлось сажать, не выпуская шасси, на кусты и камни — при такой скорости практически вслепую.

Посадка произошла, но самолет буквально рассыпался на части. С безумной болью в позвоночнике летчик с трудом выбрался из обломков. Куда идти? Местность дикая, неизвестная. Впереди дорога в никуда.

— Но я должен выжить. Выжить во что бы то ни стало. — Эта мысль не покидала полковника. С этой мыслью, превозмогая боль, Петров буквально продирался сквозь джунгли.

— Если Бог даровал мне жизнь, значит, надо во что бы то ни стало выбраться, — решил для себя Дмитрий. И это решение спасло его жизнь.

Наконец, впереди берег речушки. Летчик погрузился в быстро текущую воду — она его куда-то вынесет. Возможно, к жилью.
Преодолевая лесные завалы, подныривая под сваленные стволы, переползая через заросшие участки, летчик медленно двигался вдоль реки. И так день за днем. Жажда не мучила — мучил голод и боли в позвоночнике, а также ночные холода. Решение было принято правильно. На берегу Петров увидел наконец женщину. Негритянка вышла к воде, чтобы постирать незатейливое бельишко. Вид летчика был настолько страшен, что женщина убежала.

Летчик выполз на берег и потерял сознание. Было это на пятый день мучительного пути.
А за это время на аэродроме в Браззавиле потеряли веру в то, что летчик будет найден. Посчитали, что он погиб, разбился или умер в джунглях. Ведь прошло пять дней. Из Москвы в Браззавиль прилетела его жена, которая не верила в гибель мужа.
— Мой Дима не мог погибнуть. Он так верил в жизнь, что она не могла его предать… И не предала…

С ВЫСОТЫ 10 ТЫС. МЕТРОВ

Иногда жизнь спасает совершенно уникальный счастливый случай. Удача…

Так произошло, например, в 1972 году с югославской стюардессой Весной Вукович. Она сопровождала югославского премьер-министра Джемала Биевича, который должен был лететь из Стокгольма в Белград. Никто не знал, что хорватские террористы заложили в самолет бомбу.

Премьер-министр сменил рейс и не был на борту. Весна находилась в отсеке хвостового оперения лайнера, когда бомба взорвалась на высоте 10 тыс. метров. Самолет рухнул, хвост его отвалился. Стюардесса как раз в это время находилась в хвосте. Вращаясь и крутясь, хвост падал с десятикилометровой высоты. И надо же, угодил прямо в глубокий пруд, вода которого дополнительно смягчила удар. Счастливица стюардесса, несмотря на несколько ранений, единственная осталась живой после этого смертельного рейса.

— До самого последнего момента я верила, что выживу, — рассказывала позже Весна.

ОБЪЯТИЕ СМЕРТИ В КОСМОСЕ

Однако наиболее интересны случаи, когда люди спасались благодаря собственной настойчивости, умению, смекалке и вере в спасение. В нашей прессе мало рассказывалось о катастрофе, происшедшей в 1970 году на борту американского космического корабля «Аполлон-13» во время его полета к Луне на расстоянии 330 тыс. км от Земли.
Астронавты Д.Свайгерт, Д.Ловелл и Ф.Хайз должны были осуществить высадку на Луну двух человек. Внезапно в полете взорвался бак с жидким кислородом и второй, связанный с ним, бак выбросил свою заправку в космическое пространство. Следствием такой аварии должна быть последующая катастрофа корабля и гибель всего его экипажа. Это казалось неизбежным.

Однако экипаж был хорошо подготовлен и действовал безукоризненно. Джим Ловелл имел опыт — он совершал уже второе путешествие на Луну. Джек Свайгерт был специалистом по спасательным работам в Космосе, а Фред Хайз свыше года работал на заводе, где создавали «Аполлон». Таким образом, все трое были высокими специалистами своего дела. Они не растерялись. Они продолжали верить в спасение, в жизнь.

Несколько слов о самом космическом корабле, выведенном на орбиту ракетоносителем «Сатурн-2». Корабль состоял из трех самостоятельных отсеков: служебного, командного и лунного. В первом размещается топливо и все необходимое для жизнеобеспечения команды — здесь и произошел взрыв. Во втором находятся пульты управления, вся команда корабля и спускаемая на Землю капсула при приземлении астронавтов. Третий лунный отсек должен был выводиться на лунную орбиту для высадки двух астронавтов. Взрыв в первом отсеке мог в любую минуту распространиться на командный отсек.

Ввиду опасности, грозившей командному отсеку после взрыва кислорода в служебном отсеке, было принято решение всем астронавтам перебраться в лунный отсек. Но его необходимо было вначале оживить. Да и места там было рассчитано только на двоих. То же с пищей и воздухом.

Взрыв уничтожил запасы топлива, а отсюда и подачу электроэнергии. В лунном отсеке наступит холод. Воды не хватало для обслуживания аппаратуры. К тому же воздухоочистительная система, рассчитанная на двух человек, не справлялась — ведь углекислоту выдыхали трое. — Что делать?

Решили снять фильтры углекислого газа с командного отсека. Пришлось вновь возвращаться туда и переналаживать всю систему в лунном отсеке, используя только подручные средства вроде шлангов консервных банок и т.п.
На все это ушло четверо суток. Все это время астронавты делали все для возвращения на Землю.

Корабль с помощью двигателей лунного отсека перевели на орбиту вокруг Луны, чтобы облететь ее и направиться в сторону Земли. Но здесь возникла новая трудность. Выход на посадочную орбиту мог быть осуществлен только при управлении с поврежденного командного отсека. Ловеллу пришлось возвращаться вновь в уже «заброшенный» отсек, где царил холод и запустение.

Командному пункту НАСА пришлось сверхсрочно рассчитать (два дня вместо месяцев расчетов) траекторию посадки корабля на неприспособленных двигателях лунного отсека.

Наступил самый ответственный период — вход корабля в атмосферу и приземление. Все прошло благополучно. Вначале отвалился служебный отсек. Астронавты видели проломленную взрывом обшивку борта отсека. Затем отсоединился лунный отсек, из которого астронавты предварительно перешли в командный. Жаропрочная обшивка, раскалившаяся почти до 3000°С, взяла на себя основное торможение. На высоте 7000 метров открылись три парашюта, на которых отсек и приводнил в Тихом океане коллектив злополучного корабля. Только благодаря исключительной слаженности действий, высокой подготовке и теоретической подсказке поста управления астронавты остались живы. С тех пор никто из них больше не участвовал в космических полетах. Трудно сказать, чем это объяснить. Недоверием руководства или собственным решением потрясенных участников лунного перелета?

«Еще ни за одним полетом в истории, сопровождавшимся к тому же столь трагическими обстоятельствами, — писала одна из центральных газет Америки, — не следило с таким напряжением поистине все человечество».

— Мы всегда верили в свое возвращение, — заявил перед смертью недавно скончавшийся от рака Джек Свейгерт.

ДРАМА В КРАТЕРЕ ВУЛКАНА

Бывает иначе. Только умение и настойчивость спасают людей от верной гибели. Это случилось совсем недавно в 1992 году на Гавайских островах. Группа кинооператоров во главе с известным режиссером Майклом Бенсоном, прославившимся своим нашумевшим фильмом «Терминал», должна была отснять кипящую лаву в кратере действовавшего вулкана Пу-у О-о. Когда съемки были почти закончены, а они производились с вертолета, — двигатель машины вдруг отказал и вертолет рухнул в кратер с четырьмя пассажирами. К счастью, он упал с небольшой высоты на выступавшую в кратере узкую террасу. Все люди остались живы, но выбраться из жерла вулкана самостоятельно не могли. Рация была сломана. Починить ее смогли только с помощью аккумуляторов киноаппарата.

Вызвали спасателей. Но извержение Пу-у О-о продолжалось. Кратер заволокло ядовитым туманом. На протяжении двух суток шли спасательные работы лесников-пожарных Национального парка Гаваев и спасательного вертолета.

Кинодеятели, попавшие в беду, задыхались от ядовитых газов, жара раскаленной лавы. Отсутствовала вода. Но решительные действия опытных спасателей принесли успех все были спасены. Последнего режиссера Бенсона взял на борт виртуозно приземлившийся вертолет, пилот которого увидел потерпевшего в редкий момент, когда ветер на несколько минут разогнал в кратере ядовитый туман.

Случай этот занесен в Книгу Гиннесса как уникальный.
— Я уверен, мы спаслись только потому, что все время верили в жизнь, искали пути к ней.

ЧТО СТОИТ ЗА ЧУДОМ СПАСЕНИЯ?

Интересно провести анализ еще одной трагической катастрофы, происшедшей в воздухе гораздо ранее. Я говорю о гибели знаменитого дирижабля «Гинденбург» в 1937 году.

Этот воздушный супергигант был подлинной гордостью фашистской Германии. «Колоссаль», — говорили о нем прежние поклонники и строители «Цеппелинов» — огромных воздушных кораблей времен первой мировой войны. Эти дирижабли наделали в свое время много шума — немцы их использовали для бомбежки с воздуха и для воздушной разведки. «Гинденбург» значительно отличался от воздушных кораблей 1915 года, в нем были использованы последние достижения двух десятилетий. И рассчитан он был на трансокеанские перелеты по маршруту Франкфурт — Нью-Йорк. Команда состояла из 55 человек, 25 комфортабельных кают были рассчитаны на 50 пассажиров. В каюты подавалась горячая и холодная вода. На борту была первоклассная кухня, ресторан, комната отдыха и обозрения горизонта. Поскольку дирижабль поднимался в воздух благодаря 16 баллонам с водородом, обладающим максимальной надежной силой, все на борту было электрифицировано для безопасности. Специальная курительная комната была оборудована двойными дверями. Никакого риска — все продумано до мелочей.

Компания «Цеппелин», возглавляемая Эрнстом Леманном, была абсолютно уверена в надежности «Гинденбурга», который должен был возглавить целую серию воздушных кораблей для трансатлантических перелетов. И хотя билет стоил достаточно дорого — 810 долларов, — все билеты были раскуплены на год вперед. Воздушный гигант летал под командованием Макса Пруста, в прошлом летавшего на «Цеппелинах».

Дирижабль торжественно отбыл из Германии, пересек Атлантику и появился под Нью-Йорком на третий день перелета. Низко проплыв над небоскребами, он направился к месту приземления на аэродром Лейкхерст.
Здесь была возведена специальная мачта для причаливания дирижабля, и толпы народа, журналистов ждали первых пассажиров из-за океана.

И тут, в момент приземления «Гинденбурга», и произошла катастрофа, задержавшая все дирижаблестроение мира на многие десятилетия. Трагедия гибели корабля длилась всего 37 секунд — практически она была мгновенной. В хвостовой камере корабля N 4 по неизвестной причине вспыхнул водород. Через секунды пламя охватило всю хвостовую часть корабля. Огненные языки вздымались на высоту 150 метров. Корабль, потеряв водород, осел на хвост. Нос его вздыбился. Из кают сквозь окна посыпались люди. Как в огнедышащем жерле вулкана, пламя с гудением устремилось вверх вдоль всего корабля. Неужели все сгорят в этом адском костре? (См. фото).

Поразительно, из 97 человек пассажиров и команды спаслось 62 — почти Две трети. Большое количество. Как это могло случиться?
Во-первых, корабль был невысоко от поверхности аэродрома, уже на приземлении.

Во-вторых, столб горящего водорода стремительно поднимался к верху, а каюты и командный пункт были внизу в «холодной зоне». Водород выгорел. Корабль садился в зону свежего воздуха, подтянутого столбом сгорающего газа.
В-третьих, пассажиры и команда проявили чудо сообразительности в желании выжить. Приведу несколько примеров. Один из пассажиров, очутившись среди горящих обломков, сумел быстро зарыться в мягком влажном песке, которым был полностью покрыт аэродром для дирижаблей.

В каюте летел актер-акробат. Он приноровился чисто профессионально и вовремя выпрыгнул, когда остов дирижабля опускался вниз и еще не разбился о землю. Над одной из кают лопнул установленный сверху бак с водой. Это на мгновение приглушило огонь, и человек выплеснулся вместе с содержимым бака. При падении дирижабля на землю самостоятельно открылись двери и выпала спускная лестница. По ней торопливо выскочили многие. 12 человек команды во главе с капитаном Прустом были прижаты к земле раскаленными частями горящего фюзеляжа дирижабля. Наконец они вырвались наружу, сильно обожженные. Тяжело ранен был и Макс Пруст. Эрнст Помани выскочил, как горящий факел. На следующий день он умер в больнице. Естественно, его дирижаблестроительная компания закрылась навсегда.

С тех пор дирижабли, летающие на водороде, больше не строили. Конструкторы перешли на негорючий газ гелий. Однако никогда уже не был построен гигант, подобный «Гинденбургу». Все новые конструкции носят до сих пор экспериментальный характер. Трагедия надолго напугала человечество.

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЧЕТВЕРТКА

Их было четверо парней разной национальности. Русские, украинец, татарин служили на военном флоте Тихого океана на десантной барже. В шторм баржу унесло в океан, да так, что быстро разыскать ее не удавалось. Рядовые матросы: Крючковский, Зиганшин, Федоров, Поплавский оказались одни в штормовом просторе без продуктов питания, без воды, с единственной надеждой на то, что их все-таки разыщут.

Но день шел за днем, помощь со стороны не приходила. Баржу бросало по волнам, угоняя все дальше в безбрежные просторы океана.
Кончились жалкие запасы пищи. Средства для рыбалки отсутствовали. Парни дошли до того, что делали похлебку из собственных ремней и кожаной обуви.

Негасимое чувство «выжить» не покидало моряков — они дружно, в разнонациональном коллективе переживали все трудности, проявив чудеса изобретательности.

Так продолжалось ни много ни мало более сорока суток, пока случайный американский корабль не обнаружил баржу, терпящую бедствие. На базе поиски прекратили, уверенные в том, что баржа затонула во время шторма.

— Как же вы сохранили жизнь, если сорок дней были практически без еды? Как вы не поссорились за это время? Говорят, экстремальная обстановка ожесточает людей.

— Нас спасла вера в жизнь и единство духа, которое каждый в себе контролировал. Эти вера и единство спасли нас, — ответили ребята. — Правда, бывали мгновения, когда отчаяние вдруг овладевало кем-либо из нас. Но мы каждый раз выводили отчаявшегося из его болезненного состояния. Мы помнили, что в первую очередь гибнут те, кто потерял веру в жизнь, в спасение. Верящие увлекали за собой остальных, и организм вновь начинал бороться за жизнь.

ИНТЕЛЛЕКТ В ОКЕАНЕ

Были к тому прямые основания. Практика показывала, что даже в самой трагической обстановке выжить можно.

И вот в мире нашелся человек, который решил доказать человечеству, что в океане можно выжить не только при отсутствии воды, пищи и самое главное — страха. Он никогда не был не только «морским волком», но даже рядовым моряком — это доктор Ален Бомбар. Человек с мягкими чертами лица, с типичным лицом кабинетного ученого, безо всяких знаний морского дела, без особых спортивных достижений на суше и на море.

Переплыть на простой резиновой надувной лодке Атлантический океан, не пользуясь «НЗ», небольшим запасом провизии и воды.
— Это самоубийственное безумие, — сказал о Бомбаре его напарник по плаванию в Средиземном море англичанин Джек Пальмер.
И он был в чем-то прав. Средиземное — внутреннее море. Расстояние в сотни километров, время плавания — дни. А здесь штормовой океан и дистанции до 6 тыс. км без надежды на спасение и протяженность во времени — месяцы.

Но Бомбар верил в жизнь и в свою судьбу. 14 августа 1952 года он вышел из Монте-Карло в одиночное плавание. Невероятные трудности пришлось пережить ему. Он пил сок выловленных рыб, оказавшийся пресным. Питался планктоном и той же рыбой, богатой белками.

Ветер рвал его одинокий парус, он подвергался нападению акул. Мерз под дождем, изнемогал от жары под солнцем. Весь покрылся экземой и язвами.

Но он не сдавался:
— Я должен доказать, что жизнь побеждает, — думал Ален.
И когда его, вконец обессилевшего, подобрало британское судно «Аракака», он вдруг выяснил, что находится на 950 км восточнее, чем предполагал.

Бомбар был в отчаянии. Он был готов прервать свое сумасшедшее плавание, но желание доказать, что Атлантику можно пересечь таким экзотическим образом, — победило.
Он спустился на своего резинового «Еретика» и продолжил движение.

Лишь через 12 дней Ален увидел пустынный берег острова Барбадос — это была уже Америка. Его встретили на берегу голодные рыбаки, жадно обзиравшие нетронутый «НЗ» путешественника.
— Это было счастье, что они не съели мой неприкосновенный запас. А то чем же я доказал бы, что за 65 дней плавания не прикоснулся к нему, — вспоминает Бомбар.

С тех пор его жизненный пример стал классическим. Доказано на практике, что прожить в океане можно, даже не имея никаких жизненных средств.

Так жажда жизни победила почти неизбежную смерть.
Бомбар жив. Он во Франции. Выпустил всемирно известную книгу «Путешествие Бомбара», организовал в Сен-Мало лабораторию по проблемам моря.

Имя его достигло мировой славы, а ведь его просто могли считать чудаком.

В.ДМИТРИЕВ («Чудеса и приключения»)
г. «Сенсация» №9 1997г. с. 8-9