Есть только миг…

Академик Виталий Воловий — знаменитый полярный исследователь, путешественник и ученый, доктор медицинских наук, действительный член Русского Географического общества, один из немногих людей на нашей планете, кто сделал своей профессией изучение способов выживания человека в экстремальных ситуациях в самых различных климатических условиях.

Свою карьеру исследователя он начинал в Арктике. Летал в высокоширотные полярные экспедиции, первым десантировался на Северный ..полюс с парашютом (см. «Свет», 1999 г., № 8, его статью «С парашютов на полюс»), был врачом на дрейфующей льдине на станции СП-2. Затем работа в институте космической и авиационной медицины, где он занимался разработкой методик выживания экипажей воздушных и космических кораблей в случае аварийных посадок и катастроф. С ним беседует наш корреспондент…

— Виталий Георгиевич, о СП-1 и папанинцах написано очень много, А вот о последующих экспедициях широкой публике почти ничего не известно…

— СП-1 была не только научным экспериментом, это был символ нового молодого государства, его успехов в самых различных областях науки. AСП-2 — это, как я писал в своей книге «3асекреченный полюс», экспедиция, проходившая в разгар «холодной войны» в условиях абсолютной секретности. По мнению и наших, и американских военных тех лет, именно Арктика должна была стать стратегическим плацдармом боевых действий в третьей мировой войне.

— Зимовка на дрейфующей льдине — уже -экстремальная ситуация, но ведь наверняка и в тех условиях возникали какие-то особо напряженные моменты, когда обстановка становилась близка к катастрофической?

— Это вполне естественно и закономерно. Однако у нас было определенное преимущество. Современные исследования давно доказали, что у 50—70 процентов людей в экстремальной ситуации возникает паническая реакция. У 12—20 процентов — истерическая и лишь 12—20 процентов в подобной ситуации действуют грамотно и решительно. Естественно, что в состав подобных экспедиций набирают людей, чья реакция соотеетствуег послледней группе. В итоге, когда при подвижке льдов на наш лагерь начали наступать восьмиметровые валы-торосы, у нас не было необходимости выводить кого-либо из ступора или отпаивать валерианкой. Более того, мы были готовы к возникновению экстремальной ситуации. Конечно, нельзя спрогнозировать какие-то мелочи и частности. Однако зачастую можно предвидеть тот или иной ход событий и заранее подготовиться.

— Вы хотите сказать, что во многих случаях катастроф количество жертв можно значительно уменьшить или даже избежать вовсе?

— В принципе да. И за примерами далеко ходить не надо. Возьмем трагические_события в Минске на пивном фестивале или пожар в общежитии МГК. Любое большое скопление людей потенциально опасно. Этому учит нас история, достаточно вспомнить Ходынку или похороны Сталина. Но минские власти не были готовы к подобному повороту событий. Подземный переход, вход в метро при
большом скоплении народа всегда потенциально опасны. Не случайно те же московские власти постоянно при проведении различных массовых мероприятий часть станций метро закрывают, а входы на другие станции жестко контролируются крупными силами милиции. К несчастью, в Минске среди бегущей толпы не оказалось людей, способных адекватно оценить складывающуюся ситуацию и принять верное решение с последующими действиями. Достаточно было 15—20 человек, которые перед входом в переход смогли бы организовать из бегущих людей островки неподвижности из сцепившихся за руки людей, и трагедии удалось бы избежать. Аналогичная ситуация и с московским пожаром. В спокойной обстановке на вопрос, можно ли при пожаре пользоваться лифтом, любой здравомыслящий человек ответит — «нет». А в условиях ночной паники часть этих людей бросилась в лифты. Другие, прекрасно зная о наличии пожарных коридоров и лестниц (где они неоднократно курили и лили пиво), просто забыли о них и стали выпрыгивать из окна.

— Виталий Георгиевич, сегодня экстремальные ситуации случаются не только в городах и при большом скоплении людей. Они происходят в лесу, на реках или морском побережье, в условиях абсолютно незнакомых, можно сказать, чуждых современному городскому населению.

— Это не совсем так. Мы живем в век информации, и зачастую современный 12-летний ребенок обладает огромным количеством знаний в самых различных областях, которыми даже взрослый человек начала столетия просто не владел. Как бы мы ни ругали тот же телевизор, но он помимо нашей воли перекачивает через нас знания, вполне применимые на практике. Причем не только через научно-познавательные программы, но даже через столь ругаемые всеми приключенческие фильмы и боевики. Не меньшее количество информации мы получаем из книг, журналов и газет. Просто, попав в экстремальную обстановку, надо покопаться в своей памяти и навер няка найдется необходимая информация.

Обратите свою память к Жюлю Верну и сразу вспомните, что вполне сносный нож можно сделать из металлического собачьего ошейника или пряжки ремня, а трут — из обычного носового платка. А произведения Джека Лондона? Хотя, конечно, часто бывает и так, что авторы художественных произведений дают ошибочные советы. Например, растирание снегом обмороженных и замерзающих людей. Современные исследования доказали: этого делать нельзя ни в коем случае. Отогревать человека лучше всего в теплой мыльной воде, постепенно повышая ее температуру и одновременно массируя тело. Если воды нет, то лучше всего растирать человека мягким куском меха, но ни в коем случае не снегом. От него получается обратный эффект: царапая поверхность кожи и вроде бы согревая верхний слой, на самом деле мы еще больше охлаждаем внутренние ткани организма.

Аналогичная ситуация с алкоголем. Одно дело если вы, здоровый и веселый, просто пришли слегка замерзший в теплый дом и выпили 100 граммов. Это если не поможет с медицинской точки зрения, то и не повредит. И совсем другое — пытаться спасти замерзающего человека с помощью спирта. Аналогичная ситуация и при укусах ядовитых змей — алкоголь как бы фиксирует змеиный яд с белками клетки. При укусах змей нужен полный покой и обилие теплого питья — чая, кофе, мо это потребуется уже после отсасывания яда из ранки.

— Вам не кажется, что вы противоречите сам себе? С одной стороны, вроде бы информацию можно брать из любых источников, а с другой — говорите о том, что зачастую оно может быть и неверной?

— Безгрешны только Бог и инструкции по аварийным ситуациям. Но и последние не всегда верны для неко-торых ситуаций. Возьмем два примера. ПО большинству инструкций в случае катастрофы или поломки технических средств люди должны оставаться на том месте, где это произошло.

Летом 1993 года в Конго наш летчик Петров совершал облет района на МиГ-21. В условиях ухудшения видимости у него произошел отказ двигателя и катапульты. Буквально чудом ему удалось перетянуть через горы и совершить вынужденную посадку в саванне, очень далеко от района его полета. Пять дней он добирался вплавь по реке до человеческого жилья. Все пять дней велись его поиски, но никто не мог даже и предположить, что самолет надо искать в том районе, где он приземлился. Пилот нарушил инструкцию и тем спасся.

В том же году три наших зимовщика в камчатской тундре тоже нарушили инструкции и погибли. Они отправились на вездеходе в дальний поселок, не взяв ни аварийного пайка, ни рации, ни даже топора. На обратной дороге машина ушла под лед, и они разделились: один остался на месте, двое отправились пешком. В результате все трое погибли. Двое просто заблудились, а третий не смог один справиться с холодом. А останься все трое на месте, они смогли бы выстроить снежное убежище и спокойно дождаться спасателей.

Так что, как видите, инструкции соблюдать надо, но при этом — трезво и реально оценивать конкретную ситуацию. А самое главное — не поддаваться чувству страха, не терять голову.

— Давайте-поговорим о страхе. Ведь, по мнению многих специалистов, обычно страх неведом тем, кто просто не осознает реальной опасности?

— Страх — это нормальная защитная реакция организма на опасность. Нет бесстрашных людей, если они психически нормальны. И летчики-испытатели, и каскадеры, и военные — все испытывают страх в определенные моменты своей профессиональной деятельности. Но у профессионалов страх — это стимулятор, который помогает ния в экстремальных ситуациях. Он выступает как бы мобилизирующим сигналом, после которого человек и его организм с максимальной отдачей борется за свое выживание и выживание окружающих.

— А какова роль веры в Бога или в какие-то потусторонние силы? Помогает ли она в подобных ситуациях?

— На это есть хороший ответ у русского народа. Он укладывается всего в семь слов: на Бога надейся, а сам не плошай. Человеку действия вера помогает. Человеку, потерявшему голову от страха, никакая вера помочь не сможет. Достаточно вспомнить историю гибели французского фрегата «Медуза». После посадки на мель 149 гражданских пассажиров и солдат разместились на плоту, где были запасы пищи и воды. Команда, разместившаяся в шлюпках, взяла их на буксир. Все находящиеся на плоту были верующими католиками, но в тумане плот потерялся, и началась массовая драка за пищу и воду. В результате, когда через 11 дней на них наткнулся корабль «Аргус», на огромном плоту находилось лишь 17 человек.

— Тут, наверное, сыграли роль не столько вера и неверие, сколько отсутствие лидера. По-видимому, на плоту не нашлось ни одного человека, кто смог бы взять ситуацию под контроль?

— Это главная причина. Не случайно капитан «Медузы» был отдан под суд. Демократия хороша в спокойной, стабильной обстановке. Ведь не просто именно капитан на борту судна является единственным и полновластным хозяином всех без исключения находящихся на борту людей, будь то пассажиры или члены экипажа. Однако тому же капитану гораздо легче управлять той группой людей, у которой есть какие-то общие цели и ценности. Можно сказать так: капитан католик имеет больше рычагов воздействия на группу людей католиков, чем на смешанную группу православных и мусульман или идолопоклонников.
Вспомним покорение испанцами Америки. Отряды конкистадоров с самого отплытия от берегов Испании находились в одной беспрерывной экстремальной ситуации, которая с каждым днем становилась все острее и острее. Но железный сплав единоначалия, католической веры и невероятной жажды наживы приводил их к успеху в таких начинаниях, где казалось бы с самого начала они были обречены на провал.

— Давайте вернемся к современности. В вашей жизни попадание в экстремальную ситуацию в отличие от жизни других людей было не случайностью, а запланированной закономерностью. Как, по-вашему, «закон бутерброда», когда хлеб всегда падает маслом вниз, реально существует в нашей жизни или это досужие выдумки людей?

— Как ни странно, такой закон существует. Судите сами. В августе 1975 года мы проводили эксперименты по выживанию в Тихом океане. Обычно группу исследователей высаживали на спасательном плоту, а обеспечивающее судно «Витязь» крутилось рядом. Однажды мы, как обычно, высадились группой на плот у глубоководного буя, привязавшись к нему нормальным швартовым канатом, а «Витязь» ушел к следующей станции. И тут налетает циклон. Разразился шторм. По закону подлости канат, естественно, оборвался, а когда мы бросились к аварийным радиостанциям, то обе оказались в нерабочем состоянии. В результате эксперимент плавно превратился в реальную аварийную ситуацию, и полтора суток мы были отданы на волю ветра и волн. Нам повезло, что с нами в обеспечении работал именно «Витязь», а не какое-нибудь обычное судно. Только благодаря опытности капитана и его штурманов наше свободное плавание продолжалось лишь полтора суток, а не 10 или 20. Хотя, если даже
в отрицательном искать положительное — чистота эксперимента превзошла все наши ожидания.

— Виталий Георгиевич, завершая наш разговор, что вы, как человек многоопытный, могли бы посоветовать людям, неожиданно попавшим в экстремальную ситуацию: пожар, автомобильную катастрофу, блуждание в лесу?

— Главное — никогда не терять голову и быть оптимистом, трезво оценивающим обстановку. Ваша память хранит если не сотни, то десятки аналогичных ситуаций. Вычлените главное и действуйте. Главная опасность в автокатастрофе — возможность возникновения пожара от пролившегося бензина. Пожар в помещении более опасен при возникновении тяги, и, если вы не собираетесь прыгать в окно, его не стоит открывать. Как и не стоит загоревшиеся провода тушить обычной водой или щелочным огнетушителем. Потеряв ориентировку в лесу, не стоит бестолково метаться. Надо сесть, подумать, посмотреть кругом — ведь вы всегда сможете определить, где юг, а где север. Просто напрягите память.

Беседу вел Игорь Кузнецов

От редакции. По просьбе читателей автор книги «Академия выживания» Виталий Волович на страницах журнала поделится секретами выживания в различных условиях: в горах, в джунглях, тайге, пустыне, в океане и так далее.Первый его рассказ читайте в одном из ближайших номеров журнала.

ж. «Свет» №12 2000 с.14-15