Ольга Вилькина: «Каратэ-до — это игра интеллектов»

18-летняя студентка Белоруской политехнической академии Ольга Вилькина с 1993 года неизменный призер всех соревнований по каратэ-до, в которых принимала участие. Чемпионка Европы (1998 г.). серебряный (1997 г.) и бронзовый (1999 г.) призер чемпионатов мира среди взрослых.

Победительница первенства Европы (1998) среди юниорок, Ольга неоднократно завоевывала «золото» на республиканских соревнованиях в личном и командном ката, командном куми-тэ и двоеборье (ката плюс куми-тэ). Сейчас Ольга перешла на 2-ой курс БГПА, учится предпринимательской деятельности в области физической культуры, спорта и международного туризма.

Тренируют спортсменку родители: Светлана (заслуженный мастер спорта) и Андрей (заслуженный тренер, президент Белорусской федерации шото-кан каратэ-до) Вилькины — очень известные не только в Беларуси мастера каратэ-до.

— Ольга, вам нравится тренироваться у собственных родителей?
— Конечно, хотя это всегда было тяжело для меня, особенно в детстве: я не понимала тех ситуаций, когда из многих спортсменов самой «виноватой» оказывалась почему-то я. Высокие требования ко мне предъявлялись с трех лет, еще со времени занятия акробатикой — тренировала меня мама (она, кстати, мастер спорта СССР еще и по этому виду спорта). В 1989 г. родители «придумали» новую спортивную дисциплину — кара-тэробику, включающую элементы акробатики и каратэ. В нашей группе были только представительницы прекрасного пола — от 7 до 26 лет. Мы выступали на стадионе, во Дворце спорта и даже в цирке, зрители всегда очень хорошо принимали нас.

С 8 до 10 лет — в период, когда с каратэробики мы стали постепенно переходить на серьезные тренировки по каратэ, это мне было уже не так интересно, я приходила в спортзал просто отбывать время, чтобы не сидеть с младшим братишкой. Родители ставили мне условия: «Или идешь на тренировку, или остаешься дома нянчить Алешу», которому было тогда месяцев 10. А иногда я предпочитала все же повозиться с ним: укладывала в коляску и во дворе каталась на ней как на самокате. Частенько роняла брата, он у меня и со ступенек летал, и под каруселями побывал, короче, некоторые шрамы, которые, как известно, украшают мужчину, он заработал не без моей помощи.

Ну, а когда подрос и сделал первые шаги в каратэ, я пыталась работать с ним, тренировать, но безуспешно, потому что он воспринимал меня не как тренера, а как сестру… Немудрено, что с Лешей у нас периодически возникали проблемы, особенно когда он был помладше, преимущественно из-за его любви к «наведению беспорядка». Бывает, уберу комнату, потом прихожу с тренировки — пол забросан игрушками. «Леша, убери!» «Ай, потом, сейчас не хочу.» И я просто выбрасывала в мусорку его игрушки. В отместку он хватал что-нибудь у меня со стола и кидал через окно. Именно я потом бегала, доставала свои вещи — ведь Леша гораздо упрямей меня! Вот если бы это его качество пошло в правильное русло, я была бы очень рада: для спортсмена разумное упрямство необходимо.

— Ольга, а что было, так сказать, венцом твоего упрямства?
— С 1 по 3 класс, по бабушкиному хотенью, я обучалась в музыкальной школе. Помню, сидела за фортепиано с будильником: играла ровно час, и затем пулей на улицу! Мне гораздо больше нравилось побегать с мальчишками, полазить по деревьям. И в конце концов я заявила бабушке: «Больше не хочу музицировать, и не буду!» Мама вступилась за меня, и я ушла из этой школы. Пришло время, и я по своей инициативе взяла в руки гитару и сама научилась играть: популярную музыку, старые романсы из кинофильмов…

— Ты училась в обычном классе средней школы. Тобой гордились?
— Школьный период для меня был хождением по мукам — что-бы куда-нибудь уехать на соревнования, надо было долго и упорно оправдываться перед классным руководителем… И я очень ценю, что теперь, в БГПА, ректор М.Демчук доброжелательно относится к спортсменам: приносишь в деканат «бумагу» — и уезжаешь на соревнования. Правда, у нас в вузе рейтинговая система: из-за пропусков рейтинг становится все меньше и меньше и, соответственно, зачет «автоматом» можешь не получить…

С одноклассниками у меня, в принципе, не было общих интересов, поскольку вся моя жизнь была в спорте. Единственная подружка из класса, которую я «перетащила» в карате, она и сейчас успешно занимается, Юля Новошинская. Сейчас БГПА у меня появились друзья, с которыми я с удовольствием провожу время — люблю, когда весело, когда вокруг много людей. Спортсмен не спортсмен, если он не умеет расслабляться. Для меня это может быть дискотека, где я самовыражаюсь в танце, выезд с гитарой на природу — на шашлыки, и загорать — мое хобби. Вообще, отдых — это целое искусство и даже наука.На специальных курсах я занималась универсальной энергетикой, даже II степень получила. Там нас учили тому, как собрать энергию от земли, из Космоса и как правильно использовать ее, помогая себе и окружающим. Когда, например, днем спишь 3 часа, это пользы не приносит, гораздо здоровее «отключиться» на 10-15 минут, что я, кстати, часто практикую, причем после такого кратковременного отдыха ощущение, что проспала не меньше трех часов — полноценно высыпаюсь. Например, когда у папы были проблемы со спиной, я полечила его чуть-чуть, и ему стало легче. А ведь именно родители настойчиво отговаривали меня от этих занятий, не верили в «эту чушь», но я же упрямая! Сейчас хотела бы получить еще и III уровень.Бесспорно, у меня есть определенные сверхспособности. Допустим, если мы с мамой стоим на развилке дорог и никто не знает, в какую сторону идти, доверие — моему мнению, интуиции, и выбор всегда оказывается верным. Кроме того, я чувствую приближение человека — например, знаю, что через 10 минут в дом войдет папа…

— Ольга, в каратэ много направлений. Довольна ли ты тем, что занимаешься именно шото-кан каратэ-до?
— Другие стили мне, конечно, тоже интересны, но своя «родная» техника более близка и понятна. И все же воспринимаю каратэ не как разветвление направлений, а как что-то общее, целое. Пусть в ката (технические комплексы) разница очевидна, но уже в кумитэ (спарринге) техника у всех каратистов похожа, и голова «одинаковая», и подход к поединку…Я за то, чтобы в Беларуси все направления тесно сотрудничали и выезжали на международные соревнования одной большой командой — она будет самой сильной — побеждать. Сейчас постепенно все к этому и идет, очень хорошо сотрудничают шотокан, фудокан и годзюрю, а раньше меня огорчало присутствие в отношениях между нами какого-то нездорового сопернического духа.

— Расскажи, пожалуйста, подробнее о традиционных разделах каратэ: ката и кумитэ.
— Ката — технические комплексы — представляют собой что-то вроде «боя с тенью». Спортсмен должен с силой, собранностью, энергией провести свой «поединок», продемонстрировать бойцовский дух. Я, например, в момент выступления настолько погружаюсь в себя, что практически ничего не вижу перед собой, и уже отработав — и такое бывало — пыталась вспомнить: так сделала я уже ката или еще нет?! Если же, находясь на татами, я не сконцентрировалась, не отвлеклась от происходящего вокруг, значит, плохо работаю. Особенно люблю тренироваться и выступать в командном ката — когда три спортсмена работают синхронно, как единый комок энергии, одно целое и каждый удар, каждое движение имеет тройную силу…
Кумитэ — это спарринг, реальный поединок, где побеждает, как я считаю, не тот, кто сильнее ударит или имеет более грозный вид, а тот, кто на высоком профессиональном уровне может обмануть противника и провести свою атаку — это в первую очередь игра интеллектов…

— Каратэ — контактный вид спорта?
— Есть стиль кекушинкай, где поощряются полноконтактные удары, нокауты, нокдауны… Я, в принципе, этого направления не принимаю, потому что каратэ как таковое учит не встревать в драку, а уходить от нее. В спортивном направлении каратэ разрешена атака в корпус и легкий, полностью контролируемый контакт в голову. Бывают ситуации, когда спортсмен превышает допустимые нормы, дело может дойти до травмы, но вообще каратэ учит тому, как избегать их, как защищаться… Люди же, которым очень нравится получать шишки, синяки и кровоподтеки, идут в контактные виды единоборств, где и «молотят» друг друга.

— Ольга, расскажи о своих спортивных планах.
— Готовлюсь к чемпионату мира по шотокан каратэ-до, который пройдет в сентябре в Москве, к очередному, уже 9-ому по счету чемпионату республики, запланированному на октябрь -его надо обязательно выиграть, чтобы выступить в ноябре на чемпионате Европы в испанском городе Кадис. В течении года, как обычно, придет немало приглашений на другие соревнования, если вдруг Министерство спорта поддержит в финансовом плане (на что уже не очень много надежд), белорусские каратисты поедут еще куда-либо.

Самая главная моя задача — побеждать, даже не столько ради себя, сколько ради моей страны. Я очень большая патриотка своей Родины. С 13 лет выезжаю на большие международные соревнования за рубеж, и мне обидно сталкиваться с тем, что многие там вообще почти ничего не знают о нашем государстве. Хочу, чтобы Беларусь знали все! По спортсменам. Мои победы — это и победы моей страны.

Что касается уровня моего мастерства, у меня сейчас черный пояс, I дан, который я получила в 16 лет.
В принципе, уже готова сдавать на II дан и жду, когда приедет из Японии наш главный экзаменатор — шихан («наставник наставников») Хитоши Касуя.

— Спасибо, Ольга, за интервью. Спортивных тебе удач!

Вячеслав Клименко.

г. «Экспресс-новости»  09.07.1999 с.15