Замкнутый круг

Вряд ли найдется человек, ни разу не столкнувшийся с проблемой наркомании. Она была и 10, и 15 лет назад, только замалчивалась.

На территории экс-СССР существовало уголовное наказание за употребление наркотических средств, но никто не боролся с наркоманией, как с болезнью. Вот история жизни, деградации и медленной смерти одного такого больного, волею судеб оказавшегося пленником роковой привычки.

Круг первый: НАЧАЛО

Осенью 1986 года меня призвали в армию и после «учебки» отправили для «выполнения интернационального долга» в Афганистан. Наша часть принимала участие во многих боевых операциях, и мне часто приходилось видеть смерть в самых отвратительных проявлениях. Как все это отличалось от сладостных картинок «помощи братскому афганскому народу»! Суровый климат, земля, пропитанная кровью, запах гниющей человеческой плоти, смешанный с дымом и порохом, могли свести с ума кого угодно. С «традиционным» способом снятия стресса — алкоголем — были большие проблемы. С наркотиками же вопросов не возникало. Во-первых, у каждого в индивидуальной аптечке был промедол и морфий. Во-вторых, у местных без труда можно было достать опиум и гашиш. Чтобы не сойти с ума, многие солдаты и офицеры принимали наркотики.

Весной 1988 г. в ходе одной из стычек с моджахедами я оказался в плену. Почти восемь месяцев они таскали меня за собой. Это было время невыносимого нервного напряжения: огромные физические нагрузки, недоедание, побои и постоянное ожидание смерти. В любой момент «духи» могли пристрелить меня просто так, для собственного развлечения. При этом наркота была в огромных количествах и на любой вкус. Кто-то может меня не понять и осудить за слабость, но я был молод и очень хотел жить. Это был как раз тот случай, когда «травка» помогла не умереть от голода и не потерять разум от отчаянья.

Круг второй: ДОМА

После почти годового скитания по горам меня неожиданно обменяли на кого-то из моджахедов. В Союз я вернулся в прямом смысле полутрупом — физически и морально. В реабилитационном центре, где лечились сотни прошедших ту войну, почти все «ширялись». Любой наркотик можно было достать так же легко, как и в Афгане. Без «этого» невозможно было уснуть — закрываешь глаза и память «заботливо» возвращает тебя в кровавую мясорубку. В Минск весной 1989-го я вернулся, захватив с собой энное количество «травки».

В то время можно было спокойно на улице курить «косяк» и никого не бояться. И ни родные, ни знакомые некоторое время не подозревали, что я уже прочно, двумя ногами завяз в трясине наркомании. Только через пару месяцев несколько ребят, друзей детства, стали замечать мое странное состояние и узнали правду. Тот, кто пробовал, — знает, что наркоману необходимо общение в кругу себе подобных. Недаром говорят, что каждый употребляющий наркотики «заражает» еще, как минимум, 10 человек. Вот и мои друзья через полгода уже ничем не отличались от меня.

Круг третий: НА ИГЛЕ

Трудно, да практически невозможно, описать свое состояние после приема «дозы». Стараясь уйти от суеты повседневной жизни и погрузиться в мир собственных грез, наркоман сливается с «дурью» в одно целое. И вся жизнь оказывается подчиненной одной цели — поиску способа получения «кайфа». Все остальное — мусор и недостойно внимания. Я смутно помню, что со мной происходило в то время, но вот один случай врезался в память.

Однажды в квартире у одного из товарищей от передозировки остановилось сердце. Все «гости» тут же поспешили ретироваться, а я остался один на один с умирающим другом, просто сидел и тупо смотрел на него. Сколько времени это длилось, сказать сложно, в состоянии наркотического опьянения эта категория — вещь весьма относительная. Но одна единственная трезвая мысль, пришедшая в мою голову, решила судьбу Сергея — так его звали. Я оторвал шнур от настольной лампы, всунул в розетку и поднес оголенные концы к его пяткам. Реанимация состоялась: получив 220 V, «труп» с огромными, как блюдце, глазами и торчащими в разные стороны волосами, вскочил и убежал. Как оказалось позже, я не только спас Сергею жизнь, но и снял его с иглы. С тех пор он намертво «завязал».

А моя же жизнь все более превращалась в сплошной кошмар. От безобидных «косяков» я перешел на «колеса», а после сел на иглу. Дозы росли день ото дня, денег требовалось все больше. Я продал все, что можно было вынести из квартиры. Во время «ломок», что случалось нередко, я приходил в такое состояние, что был готов на любое преступление, вплоть до убийства, только ради одного — добыть наркотик и остановить дикую боль.

Круг четвертый: СЕМЬЯ

Еще в самом начале «пути» в моей жизни появился любимый человек — Оля. Ради нее я пытался отказаться от своего пагубного пристрастия, и, надо сказать, мне это удавалось. Оля не догадывалась о моей «болезни», и мы даже поженились. Правда, брак наш длился очень недолго: мой злой демон однажды вновь выбрался наружу и с явным садистским удовольствием разрушил надежды на нормальную жизнь. Ольга ушла, и теперь только моя старушка-мать поддерживала едва теплившуюся во мне жизнь. Развод дал очередной толчок и я сорвался в пропасть. Падение было настолько стремительным, что очнулся только в «Новинках». Милиция взяла меня прямо на улице, где я кричал, что я — Иисус Христос и могу излечить всех больных и калек.

Круг пятый: НА КРУГИ СВОЯ

Еще ни один наркоман не выздоравливал без собственного желания. Так и я: вернулся домой и сразу же по новой «влился» в старый коллектив.

Когда-то давно я был неплохим автослесарем и имел возможность зарабатывать хорошие деньги. Теперь под влиянием наркотиков желание трудиться испарилось. Зато желание получения «легких» денег вышло на первый план. Таким образом, по наводке одного из друзей, мы обокрали квартиру его родственников. Добычи хватило на месяц безоблачной жизни, но когда деньги закончились, мы нашли новое «дело». Это оказался замкнутый круг из которого нет выхода.

Круг последний: ЗАМКНУТЫЙ

Живя в мире собственных иллюзий, мы совсем забыли, что время расплаты неумолимо приближается. Из нашей компании двое уже заплатили по векселям своей жизнью. Один под воздействием наркотиков ночью выбросился из окна квартиры на 9-м этаже. Второй, также будучи под «кайфом», умер от переохлаждения, не дойдя 10 метров до своего дома.

У одной из моих знакомых, которая торговала «травкой», клиенты убили обоих родителей. Сама девушка чудом осталась жива, но так и не прекратила колоться.

Еще двое в данный момент отбывают наказание за серию квартирных краж и грабежей.
Что касается меня, то пока я еще жив и на свободе. Если только это можно назвать жизнью. Наркотики сломили мою психику, превратили 30-летнего полного сил бывшего кандидата в мастера спорта по лыжам в совершенную развалину. Друзей нет, вокруг пустота и одиночество. Никто не знает, сколько мне осталось на этом свете, и иногда я молю Бога даровать мне смерть. Это больно понимать, но я вижу, что, кроме боли и страданий, ничего не принес в этот мир.

Моя исповедь — это крик души. Быть может она удержит кого-нибудь от глупого любопытства и остановит от первого рокового шага, кому-то поможет изменить свой взгляд на наркотики и отказаться от них. Попробовав однажды, ты ставишь на кон всю жизнь, предаешь своих близких. И проигрываешь…

Александр Шункевич, Михаил Кривошея.

г. «На страже»  02.01.2000 с.6