Человеко-зверь

Вообщето желтая статья.. но для коллекции пойдёт%)

Из сводок местного УВД тех времен данное событие было аккуратно изъято. Лишь жители южного российского города долго судачили на тему о том, что кто-то кого-то загрыз на пустыре. Лишь райотдел КГБ отметил, что в психлечебницу города поселен навечно один из уголовных авторитетов соседней области, утверждающий, будто был свидетелем того, как восемь человек жрали друг друга, как бежал из той звериной мясорубки некто девятый по кличке Ягуар.

ЖЕРТВЫ КОШМАРА

К реалиям можно было отнести лишь справку первого отдела 5-го управления КГБ, разосланную высшим чиновникам Интерпола, ФБР и ЦРУ.

В суперсекретной бумаге сообщалось, что в кровавой драме на пустыре южнороссийского города были загрызены (!) числившиеся в розыске граждане СССР, а также особо опасные преступные элементы (читай — наркомафиози) из ряда западных стран. Немец. Два итальянца. Американец. В общем, интернациональная команда.

Из других документов стало понятно, что разборка была спровоцирована уже образовавшимися к тому времени бандитскими кланами Казани, Свердловска и Астрахани. Что в ходе грызни — вот уж в буквальном смысле! — погиб некий московский психотерапевт Станислав Щербаков.

И — главное — предполагалось, что в живых остался мастер спорта по самбо и дзюдо, экс-тренер детско-юношеской спортшколы Владимир Суховников, в начале 80-х годов получивший в уголовной среде кличку Ягуар. Суховников, по данным КГБ, долгое время был подопытным психотерапевта Щербакова, потреблявшим анаболические суперсредства и подверженным психотропному и гипнотическому воздействию.

СЕКРЕТЫ ФБР

Из контактов КГБ с американцами выяснилось, что в Чикаго, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке совершена целая серия злодеяний одним и тем же человеком.

Растерзана семья на одной из центральных улиц Нью-Йорка, точнее, на Манхэттене, в районе 5-й авеню. Глава семейства незадолго до этого вышел из тюрьмы, но продолжал заниматься подпольным бизнесом. Его жена и двое детей, вероятно, пострадали безвинно.

В чикагском офисе крупного наркодельца полицейские едва не лишились чувств. Отдельные части тела и внутренности босса и шестерых его охранников были разбросаны по всем комнатам трехэтажного особняка. Шкуры четырех сторожевых псов валялись во дворе дома.

Фарш из человечьего мяса и костей был обнаружен в лостели одной из фешенебельных вилл Голливуда, принадлежавшей подозреваемому в связях с мафией кинопродюсеру. По косвенным данным удалось установить, что там покоились останки хозяина виллы и его любовницы.

И это были всего три примера из восемнадцати жесточайших преступлений на территории США.
Заокеанские спецслужбы вполне заслуженно указывали причину — самоутверждение русской мафии. Выводы ученых Лос-Аламосской лаборатории были еще страшнее. Они полагали, что исполнитель убийств был накачан наркотиками и действовал по гипнотической программе дикого зверя.

ДОБРОПОРЯДОЧНЫЕ СУПРУГИ

— Вовка, иди быстрее! Тебя Света ждет, — крикнул высунувшийся из арки на улице Станиславского парень своему приятелю, мирно шагавшему мимо витрин молочного магазина на Горького.
Вовка Суховников, двадцатипятилетний тренер ДЮСШ, мгновенно среагировал, сменив шаг на бег.
— Светуля, лапушка! — обнял он невесту. — Любимый мой Светик-семицветик!
— Ладно тебе. Хватит. Ну что ты у всех на виду?! — слабо отбивалась от ласкании и нежностей девушка. — Вовочка, милый, я так счастлива. Завтра свадьба. Ты не забыл?

Ах, сколько блаженства было в их союзе! Сколько глупостей творили они на работе, пытаясь смыться оттуда поскорее ради лишней минутки интима. И свадьба давно прошла. И ребенка, толстячка мальчонку с огромными голубыми глазами, Светка родила. А все не могли насытиться друг другом. И три года совместной супружеской жизни казались им мгновением в их безвременной и безмерной страсти.

Вот только с деньгами вечно напряги возникали. Век бы супругам не расставаться, но у Вовки одна надежда была малость разжиться — командировки. Чита и Махачкала, Воткинск и Воронеж, Ярославль и Малоярославец — куда бы ни ехать, лишь бы суточные и судейские платили. И ездил. И привозил приработки-крохи.

Так, в одной из командировок, в Кишинев, что ли, и возник в его жизни этот мэнээс— младший научный сотрудник какого-то медико-биологического НИИ Стае Щербаков. Вовка и не пил-то никогда. А тут надрался сдуру да по пьяному делу согласился на Стасово предложение стать суперменом. Какая на хрен разница, супермен — не супермен? Лишь бы «бабки» наколымить.
Дальше как во сне. Снова стал сам в соревнованиях участвовать. Перед выходом на татами Стае что-то речитативом ему наговаривал, какие-то кодовые установки давал.

У Вовки в мозгах сдвиг происходил, в транс он впадал. Ничего не помнил. А только побеждал. Выйдет, глазами безумными соперника посверлит и кидается на него. Чудно, честное слово! Вовка, кажись, в жизни своей ягуара даже на картинках не видел. Но отчетливо себя им представлял. Ну, там по ощущению тела, по сильным ногам, по крепким пальцам-когтям. Да просто пo зубам-клыкам!

Бывало, после выступлений сознание терял. Пеной-слюной захлебывался. Язык прикусывал. Но это так, мимо сознания проходило. Это Стас рассказывал. Сам он ничего не помнил.

ЧЕЛОВЕК-ЖИВОТНОЕ

Но более всего итогами был доволен Станислав Щербаков. Впервые ему удалось совместить инстинкты зверя с остатками человеческой психики.. В том-то й был фокус Щербакова — сделать зверочеловека. Животная страсть и холодный человеческий расчет.

Для умерщвления других. Для мафии. Против мафии. Против всех. Ради денег. Очень больших денег.

Спорт? Какой, к черту, спорт? Для побед на ринге или татами, в бассейне или на беговой дорожке вполне хватило бы эритропоэтина — вытяжки из желез китайского хомячка, от которой так балдел Суховников. Только это был не просто гормональный препарат, увеличивающий состав гемоглобина в крови. Это было средство генной инженерии. Создать новый организм — раз. Одновременно с помощью гипноза создать новую психику — два. Поставить создание таких суховниковых на поток — три. Вот это была цель!

…Прошло три года.
Суховников стал импотентом… Но ни один ниндзя не мог сравниться с ним в силе и ловкости. Ни один бешеный тигр не годился ему в подметки по жестокости. Шутка ли! Дюжина крупных банковских ограблений. Горы обглоданных, искореженных трупов. Океаны крови и дерьма. Панический страх уголовников перед Ягуаром. Шок спецслужбы Европы и Америки. А итог — ни единой газетной строчки. Все данные — немедля в секретные архивы и дела, дабы не пугать население!

Но действовал уже не только Суховников. Мафиозные кланы Москвы, Казани и Астрахани дали Щербакову «на переработку» по одному боевику. Согласились с «переработкой» своих людей и мафиозные боссы из Германии, Италии, США. Отряд человекообразных животных в количестве 8 штук — это уже неплохо.

ИНТЕРПОЛ ДЕЙСТВУЕТ

Секретной бумагой из СССР капитан западногерманской разведки Генрих Кастерлинг был взбешен. Его спецподразделение, входившее активной составной частью в систему Интерпола, еще ни разу не давало осечек. А тут…

Шпионы Кастерлинга, давно внедренные в мафиозные кланы, провели колоссальную работу, чтобы столкнуть лбами всех, кто имел на вооружении зверочеловеков Щербакова. Правдами и неправдами они полтора года подталкивали своих подопечных мафиози к организации звериного побоища. По мысли герра Генриха, эти ублюдочные наркобароны рано или поздно должны были согласиться на организацию подобного «соревнования». Согласились!

Кастерлинг немедля связался с Манфредом Донике, руководителем Кельнской антидопинговой лаборатории. Попросил средство, способное на расстоянии вывести из нормального психического состояния Щербакова, который должен был руководить резней-грызней своих подопечных. Ну что-то типа смазанной ядом пули.

— Почему бы вам их просто не перестрелять? — попытался потянуть с ответом Донике.
— Это невозможно. И мне пришлось бы вам слишком долго объяснять, почему, — резко остановили его.
— Тогда я вам могу посоветовать лишь одно — обратитесь к вашим восточным коллегам из «Штази». Вы не хуже меня знаете, что архивами фашистских концлагерей по этой части завладели специалисты ГДР. Давно работает секретная допинг-лаборатория Крайше под Берлином. Спецсредства такого рода есть в клинике «Шарите», созданной перед Московской Олимпиадой на базе Гумбольдского университета…

Да, да, да! Кастерлинг сделал невозможное. Он связался со «Штази». Его люди всучили устройство с зарядом специального психотропного средства какому-то русскому уголовнику. Уголовник вывел из строя Щербакова. При этом уголовник от вида кровавого месива сам спятил с ума. Щербаковские человекозвери, как и предполагалось, перегрызли друг друга… Но, но, но! Но, черт подери! По каким-то своим мотивам агенты «Штази» не удосужились проинформировать о готовящемся «мероприятии» КГБ. И Ягуар остался жив…

ИСКУПЛЕНИЕ

— Светлана, вы твердо убеждены, что именно вам это нужно делать? — в сотый раз задавал один и тот же вопрос генерал-майор КГБ Светлане Суховниковой.
— Да, Сергей Леонардович. Я должна искупить его грехи. Хотя бы частично.
— Вы женщина. И это в конечном счете не ваше дело.
— Избавьте меня от подобных разговоров. Я ко всему прочему еще и бывшая шахматистка. Мастер спорта международного класса. Чемпионка страны. И мужиков не раз обыгрывала. Да и выдержки не занимать.
— Мы говорим о вашем муже.
— Нет. Мы говорим о возмездии за убийства. И об искуплении.

…Третий час Светлана ожидала его появления. Пару раз внизу мелькнула похожая фигура. Она брала бинокль, всматривалась. Нет, не он. Снова ждала, изредка бросая взгляд на обстановку чердачного помещения, где находилась. На готовую к бою снайперскую винтовку с оптическим прицелом. На край своей юбки. На колготки. На туфли. Ни о чем особенном не думала. И ничего не вспоминала.

А вот и Володя. Да, походка у него и вправду изменилась. Какая-то уныло-звериная стала.
«Интересно, что он сегодня ел на обед? — мелькнуло у нее в голове. —Пельмени или отбивную из человечьих потрохов?»
Света прицелилась. Выстрелила. Выстрелила еще раз, для контроля.

Вздохнула. Сложила винтовку. Медленно спустилась по лестнице. Вышла из подъезда, даже не глянув на толпу вокруг мертвеца.

Имена, страны, континенты и названия организаций изменены и лишь по случайности могут совпадать с действительными. Общие принципы и некоторые методики превращения человека в зверя описаны без изменений.

Алексей Перфильев

г. «Алиби»  №5 1997