Жизнь на краю

В комиссию «Феномен» поступило несколько писем, в которых упоминается странное явление — некий «зов смерти», который толкал наших читателей на опасные, с необратимыми последствиями поступки.

Житель Санкт-Петербурга услышал «манящий голос», стоя на балконе своей квартиры. Жена и дети чудом оттащили его от перил, когда он собирался шагнуть вниз с восьмого этажа… Пенсионерку из Казани «загипнотизировал» блеск бритвенного лезвия: пальцы «как бы сами по себе взяли его и попытались вскрыть вены».:. Прокомментировать эти сообщения мы попросили врача-психотерапевта, кандидата медицинских наук Игоря ВАГИНА.

— Статистика подтверждает, что в России участились случаи добровольного ухода из жизни, — напоминает Игорь Олегович. — Объясняя этот социальный феномен, специалисты традиционно винят стрессы, неустойчивое политическое и экономическое положение страны… Но истинные причины, как мне видится, много сложнее. Ведь и а животном мире в последние годы все чаще наблюдаются самоубийства. Между тем очевидно, что китов или, скажем, дельфинов, кончающих счеты с жизнью целыми стадами, не донимают ни политические, ни экономические проблемы…

ИЗ АРХИВОВ КОМИССИИ «ФЕНОМЕН»:
1987 год — 2000 дельфинов (преимущественно самки с детенышами) выбросились на побережье Бразилии близ деревни Иткаре. В Аргентине, неподалеку от курорта Мар-дель-Плата, оказались не берегу 835 касаток.
1988 год — 30 китов закончили свою жизнь на берегу острова Кюсю. Еще 200 китов совершили самоубийство на отмелях у острова Тасмания.
1989 год — 140 китов погибли у южного побережья Чили. Это был уже четвертый акт самоубийства морских животных в этом месте. Берег Огненной Земли стал «берегом смерти» для 800 касаток.
1990 год — вновь стая китов из 183 животных покончила с собой на юго-восточном берегу Тасмании.

— Известен феномен массовых самоубийств и среди леммингов, — продолжает И.Вагин.— Когда численность этих мышей, обитающих на Севере, достигает некой критической величины, они начинают массовые миграции. При этом большая часть погибает: целые полчища леммингов кончают с жизнью, бросаясь с берега в реки и озера.

Почему? Зачем? Пытаясь ответить на эти вопросы, я разработал целое направление, которое назвал «танатологией» — наукой о смерти. Идея заключается примерно в следующем: эволюция, чтобы сбалансировать многообразный животный мир, заложила в каждое живое существо две противоборствующие программы — тягу к жизни и программу самоуничтожения. Последняя включается во время, скажем, демографических взрывов, когда резкий рост численности популяции одного вида угрожает общему равновесию биосферы. Возможны и другие причины. Настойчивый «зов смерти» настигает больных или родившихся с отклонениями животных. Если их не убивают хищники, они «уходят» сами, чтобы их вид оставался более жизнестойким. Все это в полной мере относится и к нам с вами.

Ключом, приводящим в действие механизм самоуничтожения, может послужить изменение климата, экология, нехватка пищи, те же стрессы, о которых много говорят другие специалисты. Но суть проблемы не в самих стрессах, а в пороге чувствительности к ним. Ведь «программа смерти», естественно, имеет защитные «предохранители» от случайного включения. Но наша беда в том, что в последнее время все более и более слабые «удары» могут привести ее в действие. Причем необязательно «зов смерти» ведет к демонстративному суициду. Люди чаще всего уходят из жизни тихо — ускоряется процесс старения, стремительно истончается иммунная защита, так что фатальным становится даже насморк.

Почему это происходит? Не исключено, что процесс этот далеко не случайный. Человечество давно уже представляет угрозу остальной природе. И, возможно, биосфера пытается таким образом ограничить экспансию «хомо сапиенс». Впрочем, доказывать или опровергать это предположение предоставлю другим специалистам. Мне же как врачу прежде всего хочется отыскать методы защиты от преждевременного старения, болезней и смерти.

Статистика показывает: во время стихийных бедствий в половине случаев (!) люди погибают не от травм, а от становки сердца. Это тоже жертвы «зова смерти» — их организм просто не пожелал бороться за себя и добровольно «ушел из жизни». Между тем человеческое тело имеет поистине фантастические запасы прочности. Лишь несколько примеров.

Что нас пугает: холод и простуда? Считается, что семь минут, проведенных в ледяной воде, неизбежно ведут к смерти. Пятилетний малыш Вегард Слетемунен (город Лилестрем, Норвегия), наверное, не знал об этом, провалившись под лед реки. Он пробыл там 40 минут, когда безжизненное тело ребенка вынесли на берег и стали делать искусственное дыхание, то вскоре он уже дышал. В больнице через двое суток он полностью пришел в себя и спросил: «А где мои очки?»

В 1992 году международная ассоциация «Марафонское зимнее плавание» провела заплыв на озере Иссык-Куль. Почти трое суток спортсмены находились в ледяной воде, преодолев 185 километров. Когда у одного из пловцов после заплыва измерили температуру тела, она не превышала 32 градуса, что на языке медиков означает летальный исход. Но спортсмен улыбался, шутил, а вскоре и вовсе отогрелся до нормального состояния.

Что еще считается смертельным для человека? Пуля в сердце? Григорий Ольховский получил во время Великой Отечественной сквозное пулевое ранение сердца и выжил. А рядовой Василий Брюханов 50 лет проносил в сердце застрявшую пулю.

Мы уже через минуту задыхаемся при отсутствии воздуха? Филиппинский рыбак Л.Пакино с острова Лусон, «назло этому», почти час может находиться под водой без специальных приспособлений. А югослав Слав-ко Вуколович и вовсе неделю не дышал, засыпанный землей. Он решил очистить колодец на своем дачном участке. Спустившись на 75 метров по веревочной лестнице, Славко стал убирать мусор со дна. Внезапно произошел обвал. Лишь через шесть дней сосед, заметив у колодезного сруба ведро и одежду, забеспокоился и поднял тревогу. Когда завал раскопали, Ву-колович был в глубоком обмороке, но жив. И буквально через сутки вновь стал на ноги…

И, поверьте, такая жизнестойкость не столь уж исключительна. Ведь физические возможности организма примерно одинаковы у всех. Главное — в критический момент не поддаться «зову смерти». В нашей недавно образованной «Академии иррациональной психологии» мы разработали методики, позволяющие повышать надежность «предохранителей» в ситуациях, подталкивающих к самоуничтожению. И дело даже не в том, что слушатели курсов «Я — лидер», «Супертелохранитель» обретают способность мгновенно ориентироваться и выживать в любой ситуации, ходить по раскаленным углям, лежать на битом стекле… Применение новых психотехнологий позволило уже спасти жизнь почти 350, казалось бы, безнадежных пациентов.

В заключение Игорь Олегович Вагин подчеркнул, что наука «танатология» только-только зарождается и потому остро нуждается не только в благоприятных, но и критических отзывах. Ведь именно в спорах, как считали древние, рождается истина.

Игорь Царев

г. «Труд-7» 26 апреля — 4 мая 1996 с.22