По ту сторону добра и зла

В разные времена у разных народов военная профессия диктовала особые требования к психологической подготовке. Их суть состоит в таком преодолении страха смерти, которое позволяло бы войну действовать с максимальной эффективностью.

В одних случаях страх смерти побеждали во имя личной славы и жажды подвига (идеалы европейских рыцарей), в других — во имя высшего патриотического долга (массовый героизм русских воинов в Куликовской битве, в Бородинском сражении, советских солдат в годы Великой Отечественной войны). Огромное значение имела вера в лучшую (загробную или будущую) жизнь. Иногда страх смерти могло заслонить отчаяние смертников. Древние китайцы сражались особенно яростно, оказавшись в «местности смерти» (термин из знаменитого трактата о военном искусстве «Сунь цзы»), из которой не было выхода.

В основе названных и им подобных психорегулятивных установок сознания лежит преобладание интеллектуальной, личностно и эмоционально окрашенной деятельности сознания. Однако одна лишь интеллектуальная пружина сознания еще не дает безусловной гарантии сохранения столь необходимого для воина психологического равновесия. Более того, экстремальная природа боевых действий требует от воина мгновенных бессознательных реакций, сметающих барьеры интеллектуальной рефлексии. Поэтому, какими бы прочными ни были установки сознания, они должны получать не менее прочное подкрепление в таких механизмах «бессознательного», спонтанного поведения, которые бы обеспечивали максимальную эффективность боевых действий. Именно эта сторона психорегуляции в дальневосточных боевых искусствах и была освоена дзэном.

Отличительной чертой дзэнской психорегуляции как раз и стала та «психотехника бессознательного», которая, всецело отвечая коренным установкам дзэна, легла в основу всей системы психорегуляции в боевых искусствах Востока. Органичность сплава дзэна с боевыми искусствами на базе восточных традиций имела естественные предпосылки. Сам тип поведения в дзэне, включая практику сосредоточения (медитацию), был ориентирован на спонтанные, интуитивные, неожиданные и непредсказуемые способы достижения состояния озарения (сатори). Все это—та непредсказуемость дзэнского «прорыва» в искомое состояние сознания, являвшееся источником эффективности в любых действиях,— как нельзя лучше отвечало экстремальной, непредвиденной природе самого процесса борьбы. В результате дзэнская психотехника превратилась в технику активной медитации, Она основывалась уже не на личностно-интеллектуальных механизмах сознания, а как бы на вне-личностных — и потому универсальных — принципах и всеобщих природных законах.

Для человека, преодолевшего дуализм личности и ощутившего связь с единым природным универсумом, личностное благополучие и душевное равновесие возвышаются до понимания «природной гармонии и справедливости», а его действия происходят как бы «по ту сторону добра и зла», жизни и смерти. Для «пустого» сознания, обретение которого является целью всей системы психорегуляции в боевых искусствах, смерть как категория личностного восприятия вообще отсутствует. Тем самым отпадает необходимость преодолевать страх смерти — в спонтанном, «бессознательном» поведении воина в конкретной боевой ситуации ему попросту нет места. В таком состоянии воин ничего не ждет и готов ко всему, в каждый момент происходящего он не связан с прошлым, не зависит от будущего и живет только настоящим, воспринимая и наполняя его всем своим существом.

В дзэнских видах борьбы выделяют относительно автономную область «прикладной психотехники». Она имеет отношение к тому, что в спорте используется как аутотренинг, и в адаптированном виде может найти практическое применение за пределами спортивных единоборств и вообще за пределами спорта.

Сердцевиной области «прикладной психотехники» являются классические формы медитации, которые выполняются сидя (дзадзэн) и во время ходьбы (кинхин). В восточных видах спортивных единоборств и сегодня классической медитации уделяется большое внимание. Дзадзэн обычно практикуется по 2 минуты в начале и в конце тренировки. Правильные поза, дыхание и техника сосредоточения помогают спортсменам в одном случае освободить сознание и подготовить его к интенсивной «бессознательной» работе на тренировке, в другом—компенсировать большие психические и энергетические затраты. Медитация используется и как дополнительное средство для закрепления (уже вне зала) специальных навыков психорегуляции. В своё время выдающийся мастер современного каратэ М. Ояма провел характерный эксперимент. Одного из двух одаренных учеников он готовил главным образом физически и технически. Другому давал меньше нагрузки, но рекомендовал ежедневно два раза по полчаса выполнять дзадзэн: после пробуждения и перед вечерней тренировкой. Через полгода оба ученика сдали экзамен на черный пояс. Первый стал мускулистым, прибавил в весе около 5 килограммов. Второй казался сухощавым и жилистым, но , в единоборстве с соперником одержал убедительную победу.

Медитация и за_пределами боевых искусств или спорта сохраняет значение как существенный психорегулятивный и психогигиенический фактор. Многочисленные исследования позволили выявить положительное влияние медитативных систем на организм человека. Наблюдается нормализация нервных процессов, повышение жизненного тонуса, укрепление воли, развитие интеллектуальных способностей, изменение некоторых черт характера, повышение работоспособности, резкое снижение конфликтности с окружающими, избавление от многих хронических недугов и предотвращение возникновения острых заболеваний. Это необходимо иметь в виду, приступая к практическому освоению медитативной техники независимо от конкретных целей такого рода занятий.

Наиболее распространенной формой медитации является сидячая медитация. Занимающийся садится на небольшую подушку или подстилку, скрещивает ноги по-турецки, подкладывает под колени две другие подушки или свернутое одеяло, что позволяет длительное время находиться в одном положении, не нарушая при этом кровообращения в теле. Руки свободно кладет на колени так, чтобы пальцы рук слегка соприкасались, либо соединяет ладони и располагает несколько ниже пупка, в точке, которую китайцы именуют «даньтянь» (брюшной центр дыхания). Взгляд человека направлен в «бесконечность» или на кончик носа, но так, чтобы зрительные мышцы не напрягались и не было «двоения в глазах», веки полуприкрыты, внимание сконцентрировано на дыхании. (Ранее приведенные общие дыхательные упражнения подходят для этого. Чаще всего используется нижнее дыхание и дыхание с задержкой.)

Для того чтобы сосредоточиться, старые мастера и наставники рекомендовали считать вдохи и выдохи, затем только выдохи, а позднее, по мере освоения методики, только вдохи. При этом во всех случаях счет ведется до 10 и начинается снова. Все это помогает отвлечься от посторонних мыслей.

Место проведения сидячей медитации выбиралось в зависимости от установок школы. В одних школах требовалось проводить занятия в тихом, затемненном месте в присутствии только «посвященных» членов школы; в других — занятия специально проводились в шумных, многолюдных местах для выработки навыка сосредоточения в любой ситуации. В некоторых школах вообще не придавали этому особого значения и считали, что главное — это правильность выполнения упражнений, а не окружающая обстановка. Но в чем все школы были едины, так это в тщательности выполнения дыхательных упражнений. Без этого добиться устойчивого эффекта практически невозможно.

Возвращаясь к тому, что уже было напечатано о дыхании, нелишне напомнить, что дыхание должно быть «тонким и приятным, легким и незаметным».

Подобные тренировки способствовали и способствуют формированию целостного характера человека, когда сознание и подсознание сливаются воедино, предотвращая «раздвоение личности».

Часто применяют другие формы медитации, связанные с движением, например при ходьбе по замкнутому кругу (по-японски— кинхин). Во время ходьбы руки держат сложенными у груди, а передвижение производится ритуальным шагом, при котором ноги поочередно медленно передвигаются на полступни вперед. Каждый шаг соответствует вдоху и выдоху. Такая форма медитации способствует снятию напряжения, возникающего при длительном сидении, дает разрядку самососредоточению, что делает сеансы медитации более эффективными.

Мастер у-шу Вен Сячжая, живший в XIX веке, сформулировал свою мысль о единстве физической и духовной основ в человеке так: «Если стремишься с помощью физических упражнений постичь духовное, то существуют формы духовного. Духовное само по себе является формой жизни, а внешняя форма меняется за духовным. Только физические упражнения в сочетании с психическими могут принести нужный эффект, в этом случае говорят: сила рождается, ци (чи) действует».

Подытоживая сказанное о медитации как области «прикладной психотехники» в дальневосточных боевых искусствах и за их пределами, следует иметь в виду, что это и техника вхождения (погружения) в определенное состояние сознания, и техника пребывания в нем во время выполнения какой-либо деятельности.

Для практического освоения этой техники можно рекомендовать несколько простых упражнений.

Упражнение 1. Сидячая медитация. Этот вид медитации можно выполнять сидя на полу (этот способ описан выше) и сидя на стуле. В последнем случае надо сесть на краешек стула так, чтобы спина не касалась спинки стула. Спина должна быть выпрямлена, плечи несколько опущены, голова чуть склонена вперед, руки свободно лежат на коленях, глаза закрыты. Дыхание нижнее, ритм дыхания спокойный. Его частота — 4—12 дыханий в минуту в зависимости от уровня тренированности, возраста, конституции.

Упражнение 2. Стоячая свая. Ноги на ширине плеч или чуть шире, ступни параллельны друг другу. Колени полусогнуты, спина и шея выпрямлены, глаза закрыты, руки на уровне плеч, пальцы кистей соприкасаются, как бы обхватывая колонну или ствол дерева.

Упражнение 3. Равновесие. Опора на полусогнутую правую ногу, левая ногасогнута в колене, и голень лежит на правом колене, спина и шея выпрямлены, взгляд направлен вперед, руки округло опущены (так называемое положение «стекающей воды»). Дыхание нижнее. Затем то же, но на левой ноге.

Упражнения выполняются по необходимости, но желательно ежедневно делать по одному в каждый сеанс. Можно совмещать различные упражнения, а можно остановиться на одном-двух, оказывающих наилучший эффект.

Время выполнения упражнений от 3— 5 до 30—40 минут. Упражнения лучше выполнять на улице либо в хорошо проветренном помещении. Очень важно следить за дыханием. Если сосредоточение дается плохо, начните с других, более динамичных упражнений, а затем приступайте к статическим упражнениям, постепенно увеличивая время их выполнения. В качестве подготовительных можно использовать упражнения из предыдущих комплексов: статические, динамические или общефизические.

Виктор Фомин, кандидат искусствоведения
Иосиф Линдер, врач-иглорефлексотерапевт

ж. «Физкультура и спорт» №4 1990