Вы можете победить рак. Как преодолеть боль

Мы уже говорили о том, что страх — это главное препятствие, которое нам предстоит преодолеть на пути к здоровью.

С онкологическими заболеваниями связаны два вида страха: страх физической боли и страх смерти. Они и являются причиной, по которой люди боятся произносить и даже слышать слово «рак»: ведь боль и смерть — это две вещи, которых общество всеми силами избегает.

Влияние страха распространяется не только на самого пациента, но также на его родных и друзей, которых больше всего беспокоит, больно их близкому человеку или нет. Эта забота естественна и разумна, но часто бывает чрезмерной и искаженной, затуманенной собственными страхами родственников и близких больного. Я убедился в этом на своем опыте работы с пациентами. В результате вокруг больного возникает атмосфера напряженности и тревоги, которая мешает эффективно решать реально существующие проблемы. Разумеется, боль нужно обуздать, но гораздо важнее для пациента не просто снять болевые ощущения, а улучшить качество жизни. Хвататься за анальгетики при малейшей боли — не решение проблемы. Чтобы ее решить, необходим свежий подход: нужно развить у самого пациента способность справляться практически с любой болью, которую ему придется испытать. Такая возможность существует, и она вполне реальна. Но чтобы воспользоваться ею, нужно овладеть методикой саморегуляции, совершенно незнакомой большинству людей.

Прежде чем мы начнем обсуждать способы обуздания боли, я должен сделать оговорку. Боль — это физиологический сигнал, говорящий о каком-то нарушении, непорядке в организме. Очень важно понять этот сигнал, разобраться в причинах боли и принять меры для их устранения. Можно выработать в себе такую невосприимчивость к болевым ощущениям, что вас совершенно не будет беспокоить мигрень, а боль в спине ничуть не ограничит вашу подвижность. Если вы точно знаете, что ваши боли носят хронический характер, не свидетельствуют о необходимости пройти обследование у врача и начать курс лечения, тогда вы можете спокойно использовать предлагаемый метод. У одной пациентки по имени Анна было выпадение трех позвонков. Она так хорошо научилась пользоваться методом обуздания боли, что поначалу непереносимые мучения бесследно прошли, а вместе с ними исчезло и ограничение подвижности. Теперь у Анны появилась другая забота — внимательно следить за тем, чтобы не превысить допустимую физическую нагрузку и не повредить позвоночник. Подобно этому, прежде чем «выключить» головную боль, очень важно проверить, не является ли она симптомом серьезного заболевания.

Итак, мы установили, что боль выполняет в организме определенную функцию. Следующее положение, на котором основана методика, звучит парадоксально: «йатуральная», т. е. чисто физическая, боль не болезненна! Вы вскоре поймете, что это заявление, которое на первый взгляд кажется экстравагантным, если не сказать абсурдным, на самом деле верно! Но вначале, конечно, вы мне не поверите, потому что такое утверждение идет вразрез со всем тем, что вы знаете о боли из своего опыта. Все мы не раз убеждались на практике, что боль, когда она превышает определенный уровень, причиняет нам огромные страдания.
Итак, я согласен: боль причиняет нам страдания. Кроме того, я сам перенес такую разновидность рака , которая признана одной из самых болезненных. Как же я могу при этом утверждать, что боль в действительности не болезненна и не причиняет страданий? Все дело в том, что я говорю о «натуральной», чисто физической боли. «Натуральную» боль в чистом виде доводилось испытывать очень немногим людям. Прежде чем ощутить ее, нам предстоит понять природу болевого ощущения.
Боль — это физиологический стимул, который воспринимается нами как неприятный и служит предупредительным сигналом, указанием на некий непорядок в организме. Но мы должны ясно осознавать, что причиной этого непорядка может быть явление как физического, так и психического и даже духовного плана. Как правило, мы приписываем боли только физические причины, и именно это мешает нам эффективно справляться с ней. Боль, вызванная исключительно физическим явлением, при полном отсутствии психического и духовно компонентов, которую я называю «натуральной» болью,— не мучительна, не болезненна. Мы, люди, очень редко испытываем именно такую боль, поскольку наши болевые ощущения всегда окрашены психологическими переживаниями. Природу «натуральной» физической боли великолепно демонстрируют животные.

Я вспоминаю щенка, которого как-то раз принесли в мой ветеринарный кабинет. Хозяин со щенком на руках вбежал ко мне и сказал, что щенок попал под машину.

В первый момент я даже не понял, в чем проблема. Я видел обыкновенного жизнерадостного щенка, который с любопытством осматривался и приветливо вилял хвостом, все время стараясь меня лизнуть. Но когда я обратил внимание на его передние лапы, я обнаружил, что они ободраны и безжизненно свисают, а из открытого перелома торчат обломки пястных костей. Я уверен, что человек с подобной травмой от одного шока был бы без сознания, а этот щенок преспокойно оглядывал мой кабинет и вел себя так, будто ничего не случилось.

Когда я начал осмотр и дотронулся до больных лап, щенок попытался высвободиться. Когда ему это не удалось, он постарался меня укусить, хотя и не очень сильно. Он явно давал мне понять, что мои действия ему не нравятся и лучше бы я их прекратил. Я попросил медсестру подержать щенку голову. Теперь, когда он уже не мог ни вырваться, ни укусить меня, щенок сразу смирился и позволил нам продолжить осмотр. Он уже не вилял хвостом и выглядел не таким счастливым, как раньше. Вскоре я закончил осмотр и оставил его лапы в покое. Щенок тут же завилял хвостом и принялся оглядывать все вокруг как ни в чем не бывало.

Позднее мы дали щенку наркоз, чтобы он не шевелился, пока мы почистим рану и наложим гипс. Месяца через два гипс сняли, и наш пациентснова мог бегать. Еще через месяц у него на передних лапах отросла новая шерсть. Он опять стал нормальной, здоровой собакой!

С моей точки зрения, этот пример хорошо показывает, что такое боль и как следует к ней относиться. Он доказывает, что физическая боль в своем «натуральном», чистом виде не болезненна, она просто служит предупреждением, сигналом. Щенку боль указывала, что, если он будет двигать больными лапами или позволит кому-то их трогать, ему станет хуже. Поэтому животное всеми силами старалось сохранять неподвижность. Это адекватная реакция на полученный сигнал.

Сравните поведение щенка с тем, как ведет себя человек, если вдруг в результате несчастного случая сломает ногу. Естественно, в момент травмы человеку просто больно. Но одновременно с этим чувством физической боли в его сознании проносится вихрь тревожных мыслей: «Черт возьми, я сломал ногу! Смогу ли я ходить? Выллатят ли мне страховку? Кто будет
выполнять мою работу? Как я оплачу счет за лечение?» — и так далее до бесконечности. Это и есть психологический аспект боли: тревога, беспокойство, страх, которые сопутствуют физическому ощущению боли.

«Натуральная» физическая боль не мучительна: она просто неприятный сигнал. Психологическая боль может причинять огромные страдания. Понять разницу между физическим и психологическим аспектами очень важно: без этого вы не научитесь избавляться от чувства боли.

Психологический компонент обладает огромной властью над людьми. Именно этим объясняется чудесный феномен плацебо. Плацебо — это безвредная таблетка, изготовленная, как правило, из обычного сахара, с помощью которой проверяют действенность настоящих лекарств. Многочисленные эксперименты доказали, что плацебо может снимать даже самую сильную боль; существуют также доказательства лечебного эффекта плацебо при многих серьезных заболеваниях. Подробнее об этом феномене вы можете прочитать в книге Нормана Казинса «Анатомия болезни»*.(* Отрывки из книги Нормане Казинса «Анатомия болезни» были опубликованы а № 6—12 за 1990 г. и № 1,2 за 1991 г.)

О чем говорит нам феномен плацебо? Если бесполезная сахарная пилюля может снимать боль, то неужели человек не в силах справляться с болью самостоятельно?

У меня до болезни был чрезвычайно низкий болевой порог, т. е. я отличался острой чувствительностью к боли. В дни своих занятий спортом мог неплохо бегать на четыре тысячи метров, но на более длинных дистанциях показывал гораздо худшие результаты. И все из-за боли! Чтобы бежать милю, и тем более марафон, спортсмен должен легко переносить боль. Мне такие дистанции были не под силу. В те дни даже простая операция по снятию швов была для меня мучительным испытанием. Тем не менее после ампутации я старался как можно реже принимать анальгетики из-за боязни привыкнуть к ним. Я знал, что моя форма рака очень болезненна, а о способах утоления боли без лекарств я тогда даже не подозревал.

Я научился справляться с болью опытным путем — путем тренировок! Благодаря таким тренировкам я освободил от страха огромную область своей жизни. Я больше не боюсь боли. Я неоднократно зашивал свои раны без наркоза и всякий раз поражался тому, насколько «натуральная» физическая боль не болезненна.

Подобным же образом победили боль многие мои знакомые. Мне вспоминается один молодой человек по имени Джон, который испытывал глубокую и непреодолимую боязнь уколов. После того как Джон овладел техникой релаксации и научился справляться с болью, он не только перестал отдергивать руку при уколах, но даже, по его словам, совершенно не ощущал, как игла входит в вену.

Чтобы избавиться от власти боли, мы должны вникнуть в ее физическую и психологическую природу. Прежде всего нужно понять боль и принять ее как данность. Затем нам предстоит на практике испытать боль в ее чистом виде и утвердиться в своем новом отношении к ней. Я очень рекомендую сделать это всем, независимо от состояния. Не откладывайте это до той поры, когда вы в действительности столкнетесь с болью и будете вынуждены как-то справляться с ней. Начните первыми и убедитесь, что боль не обязательно должна причинять страдания. Прежде всего необходимо формировать правильное отношение к боли у детей.

К боли следует подходить без лишних эмоций. Нет никакой необходимости поднимать из-за нее переполох. Если ребенок ушибся или порезался, его, конечно, нужно успокоить и обработать травму. Но преувеличивать опасность нет надобности. Дети очень восприимчивы к эмоциям окружающих и немедленно начинают реагировать так же, как и взрослые.

Мы с Гейл убедились в том, насколько велико влияние общества, на примере собственных детей. Наша старшая дочь Розмари в первые годы жизни легко переносила боль. Неизбежные детские ушибы и царапины она воспринимала всего лишь как досадную помеху игре. Ей было гораздо интереснее исследовать и действовать, чем заботиться о том, где у нее болит. Она поднималась на ножки и шла дальше, а нам с Гейл оставалось только прикусить язык и сдержать возгласы жалости. Нас успокаивало то, что малышка, очевидно, совсем не страдала от боли. Вскоре мы научились правильно реагировать на ушибы, царапины и прочие мелкие житейские неприятности и вообще перестали придавать им значение. Но когда Розмари исполнилось два года, ситуация резко изменилась. Стоило девочке пару раз столкнуться с бурной реакцией заботливых взрослых на самые незначительные ушибы, как она сама стала вести себя в полном соответствии со стереотипом: те же мелкие травмы вызывали у нее теперь целые потоки слез и, как ни странно, неподдельное страдание. Интересно отметить, что чем серьезнее была травма, тем спокойнее реагировала на нее Розмари, а незначительные ушибы служили ей как бы отдушиной для выхода эмоционального напряжения. У нас ушло несколько лет на то, чтобы снова научить ее разумному отношению к боли.

Некоторое время назад у Розмари на ноге выросла папиллома, очень досаждавшая ей. Девочке не раз доводилось наблюдать мою работу в операционной, и однажды она заявила, что сама вырежет себе папиллому. «А ты не боишься, что тебе будет больно?» — «Нет, папа, я сделаюсь как тряпочная кукла». Мы уже научили ее расслабляться, и она прекрасно владела этим искусством. Розмари твердо знала, что если «сделаться тряпочной», т. е. глубоко расслабить все мышцы, никакой боли не ощущаешь. Глубоко расслабившись, она дотянулась до папилломы хирургическими ножницами и начисто вырезала ее. Самая трудная задача была у нас с Гейл: мы изо всех сил сдерживали свои чувства. Девочка повела себя совершенно естественно: именно так и нужно поступать со всем, что тебя раздражает. Собственно, удивляться было нечему — мы просто увидели, как наша дочь применила на практике то, чему ее научили.

(Продолжение следует)

ОТ РЕДАКЦИИ. Судя по редакционной почте, книга Яна Гоулера вызвала очень большой интерес. Мы решили публиковать текст книги без купюр в каждом номере журнала, хотя книга Гоулера весьма велика. Завершится публикация в 1992 году.

Ян Гоулер

ж. «Физкультура и спорт» №10 1991 с.14-15