Случаи-3

4 статьи, одна на белорусском.

ЧЕЛОВЕК — ЦАРЬ ПРИРОДЫ…

Даже профессиональные охотники с крупнокалиберными ружьями предпочитают не связываться с буйволом — самым опасным африканским животным. Сразить эту махину чрезвычайно трудно — основания сросшихся рогов образуют надежную пуленепробиваемую броню. Вот за эти рога и попытался удержать разъяренного буйвола безоружный человек.

Рано утром отец провожал сына в школу, но внезапно путь им преградил огромный буйвол. Чтобы задержать пришедшее в ярость при виде людей животное, отец схватил его за рога. Сколько продолжалась схватка — никто не знает: сынишка поспешил в деревню за подмогой, а для смельчака время пролетело мгновенно. Но как бы то ни было поединок закончился вничью. Буйвол, не ожидавший такой «наглости» со стороны человека, предпочел ретироваться. Правда, сам герой сейчас находится на излечений от многочисленных ушибов и стресса в районной больнице.

г. «Народная газета» 31.10.1992

БЕСПЕЧНЫЙ ЕЗДОК

Горный Алтай. Весна. Нас восемь — группа инструкторов. Шестой день идем по маршруту. Первым — Юрий с мелкашкой за плечами. Тропа петляет по мелкому кустарнику. Вдруг раздается сухой хлопок выстрела. Юрий флегматично рассматривает отпечаток громадной медвежьей лапы.

— Чего стрелял? — спрашиваем.
— Да он стоит на повороте и не уходит. Ну, я его и пугнул.

Видим, внизу на склоне лежит медведь. Решили спуститься и посмотреть, что к чему. Подошли. Перед нами огромная зверюга. Шальная пуля попала в глаз, из пасти стекает кровавая пена.

— Да я на вскид. Шугануть хотел, — смущенно бормочет Юрий. Пока суть да дело, решил я переодеться. Снял рубашку, футболку, спустил до колен штаны.

Слышу, как Витька Боцман, здоровенный, рыжий, никогда не унывающий, просит Пашу запечатлеть его у поверженного медведя.
— Я на него сяду и возьму за уши, а ты фотографируй.

После чего я услышал звон разбивающегося стекла. Оглядываюсь. Паша сидит на земле, фотоаппарат у него из рук выпал, а метрах в двух медленно с глухим хрипом поднимается на задние лапы медведь. И на загривке у него Боцман.

Дальнейшие события только рассказывать долго, а произошло все за секунды. Мимо меня ужом прополз Паша, по дороге попал головой в лямку моего рюкзака и поволок его за собой. Хотя уж 30 кг в нем было наверняка. Мои коллеги умчались вверх по склону. А я — со спущенными штанами, голый до пояса и с полиэтиленовым мешочком в руках. Медведь качнулся в мою сторону. Попытался я бежать, да штаны добротные брезентовые держали намертво. Нечеловеческим усилием разорвал их пополам и дёру.

Когда пришел в себя, оглянулся. Медведь медленно осел на землю, а потом затих навсегда. Белый, как свежеоштукатуренная стена, Боцман шевелил губами и произносил что-то нечленораздельное.

Спустя немного времени все вернулись к брошенным рюкзакам. Только Боцман продолжал сидеть верхом на медведе. Пришлось его снимать оттуда. Он находился в полной прострации, пропала речь, двигался с трудом. Лишь через два дня он окончательно пришел в себя.

А Паша долго горевал по разбитому фотоаппарату.

Слава Цветков. Санкт-Петербург.

В НАБЕЖАВШУЮ ВОЛНУ

Хабаровчан сильно удивила жительница села Лончакова Мария Семенова.

Приняв на берегу пограничной Уссури изрядную дозу спиртного, лихая дама решительно сбросила с себя одежду и устремилась в заплыв на ту сторону реки. Российские пограничники сумели выловить пловчиху только у китайского берега. Что-либо объяснить нарушительница государственной границы не смогла — лыка не вязала. Как она в таком состоянии сумела переплыть неспокойную и широкую реку, осталось загадкой. Есть-таки женщины в русских селеньях…

Игорь Красиков. Хабаровский край.

г. «Труд» 09.09.1997 с.4

«ЗВАРЫ-Ы-ЛА!..»

Гэта было зусім нядаўна. У маіх знаёмых ёсць свая лазня. Вытапілі яе, жонка пайшла мыцца. Толькі налілаў таз кіпеню, як прыйшоў у лазню уж. Адразу палез на палок парыцца, а жонку папрасіў паддаць духу. Яна лiнула адну конаўку вады, другую, трэцюю. У лазні стала вельмі горача, жонка прысела на падлогу, а муж сядзеў, сядзеў ды не вытрымаў, скокнуў з палка, схапіў таз з кіпенем (думаў, што вада халодная) і шугануў на сябе. Спачатку анямеў, а потым як зараве на ўсю акругу: «Звары-ы-ла!» выскачыў на вуліцу, як быў, перамахнуў напрамкі праз двухметровы плот і крыкам панёсся ў хату. Пакуль жонка накінула на сябе халат i прыбегла адому, туды пазбіраліся ўсе суседзі: хто мазаў мужа яйкамі, хто ліў смятану. На каго ён быў падобны ў той момант, нельга апісаць. Але было не смеху. Толькі на другі дзень, успамінаючы, як усё адбылося, нарэшце арагатаў і сам пацярпелы, прыгаворваючы: «Вось дык лазня!»

З.П.
Лагойскі раён.

г. «Народная газета» 90-е гг., не позднее 1997г.