Числовая гармония Вселенной

Идея числовой гармонии возникла в Древней Греции, в школе Пифагора. Греки поняли, что гармония -это общий закон мироздания, закон единого целого.

Михаил Марутаев — композитор, он пришел к гармонии от музыки. Процесс сочинения музыки сложен и многообразен. Но есть одно общее правило: ты не можешь писать что попало, но интуитивно подчиняешься чему-то, что приводит тебя в такое душевное состояние, при котором точность наступления целого, той или иной темы, даже каждой ноты словно заранее предопределены. Причем случайность здесь исключена. Лучше всего, если написанная музыка вызывает такое чувство, будто ее сочинял не человек, а она так и была от природы.

Считается, что гармония — это связь частей в целом. Но что это за связь и чем она определяется? Чтобы ответить на этот вопрос, Марутаеву пришлось проследить историю развития самого знания. В этом ему помогли музыкальная интуиция и труды Галилея, Ньютона, Эйнштейна, Планка, Павлова, Платона, Канта, Гегеля, а также современных ученых Урманцева и Фейнмана. В результате гармония была определена как парадоксальное тождество противоположностей, которое оказалось сущностью всех без исключения законов естествознания, а также гуманитарного знания и искусства.

Были открыты три числовых закона, вытекающих один из другого. I — качественная симметрия: группа преобразований, связавших воедино пропорции золотого сечения и загадочного числа 137, встречающегося невероятно часто в музыкальных произведениях многих гениальных композиторов, а также в физике элементарных частиц и генетике. II — нарушенная симметрия: так, в первых двух частях бетховенской «Аппассионаты» содержится 1620 восьмых долей, а в третьей — 1527 — почти что поровну, но если точно, они относятся как 0,515 к 0,485 — нарушенные половинки единицы. Изумление вызывает факт, что в мирное время у всех рас и народов есть постоянное соотношение рождаемости мальчиков и девочек: 106 и 100, но это ведь в точности та же пропорция: 0,515 к 0,485. Уран делит среднее расстояние от Солнца до Плутона приблизительно пополам, а если точнее — как 0,485:0,515; и, наконец, отношение масс двух фундаментальных элементарных частиц протона и к-мезона после преобразований по качественной симметрии тоже 0,485:0,515. Ill — золотое сечение.

Первые два закона сформулированы впервые. Золотое сечение хотя и было известно со времен Леонардо да Винчи, но никогда не вытекало ни из каких законов. У Марутаева же оно вытекает из первых двух законов и потому приобрело новое, многообразное содержание.

Перед исследователем открылась целая панорама совершенно новых экспериментальных фактов. Например, строгий порядок в расположении планет Солнечной системы, такой же порядок в музыкальных звукорядах, точно такой же порядок в расположении элементов таблицы Менделеева (позволяющий предположить конечный элемент с номером 118), тот же порядок в генетике, в других областях и конечно же в искусстве, например, в соотношениях разделов музыкальной формы в произведениях классиков (от Баха до Шостаковича). Полученные числа с поразительной точностью соответствуют числовым рядам законов гармонии.

Вот пример. Порядок в расположении планет загадочно связан с человеческим слухом: 7 октав в музыке и, как оказалось, 7 октав в расстояниях планет. Если мысленно поместить Солнце в правом конце клавиатуры рояля, то Плутон окажется в левом. Другие планеты расселятся по октавам, а Земля и Марс расположатся в двух соседних полуоктавах приблизительно симметрично друг по отношению к другу. Этого никто прежде не знал. Недавние исследования американских ученых, позволившие предположить, что на Марсе была некогда разумная жизнь, вполне соответствуют числовому открытию Марутаева: Марс, как и Земля, находится в особом, гармоничном положении среди других планет Солнечной системы.

Одна из нерешенных проблем современной физики — число 137. Это так называемая обратная постоянная тонкой структуры, связывающая между собой три основных константы в физике -постоянную Планка, скорость света и заряд электрона. Вторая проблема у физиков — нарушенная симметрия. Причем эти две проблемы в физике никак не связаны. С точки зрения законов гармонии здесь не две проблемы, а одна. Второй закон гармонии есть нарушенная симметрия, а ее основное число — 137.

В фуге Шостаковича № 1 число 1,37 повторяется 20 раз и является единственным, связывающим части целого. У Моцарта в гениальной ля-минорной фортепианной сонате оно в самой теме повторяется 8 раз, что обнаруживается с помощью преобразований по закону I. И это же самое число 1,37 есть соотношение 37 к 27, то есть количества растений с белыми зернами к количеству окрашенных растений при тригибридном скрещивании — таков факт из «Общей генетики» академика Н. Дубинина.

«Откуда взялась симметрия? -задается вопросом выдающийся физик современности Фейнман. — Почему природа столь близка к симметрии?» И сам же отвечает на него: «По этому вопросу ни у кого нет разумной мысли».

Но композитор-математик ответил на него. То, откуда взялась симметрия, у всех перед глазами. Это движение. Оно выражает устойчивость, равновесие, сохранение, а значит, повторяемость. Но ведь эти категории означают ритм, правильность, соразмерность, то есть сущность симметрии.

Парадоксальность: симметрия и дисгармония. Действительно, представим себе идеальную симметрию. Пусть это будут конкретные фигуры — круг, шар, квадрат, куб. Возьмем, например, квадрат и распространим его на целое -на всю природу. Пусть квадратными будут окна, двери, квартиры, дома, люди, животные, растения… Это не наш мир! Явная дисгармония! То же самое будет, если взять шар, куб. Итак, симметрия как таковая дисгармонична. Она выражает гармонию только через нарушенную симметрию. Последняя существует потому, что гармония — это не тождество, а тождество противоположностей. Отсюда и парадоксальность.

Непосредственное выражение гармонии — искусство. Поэтому оно так фундаментально, присуще всем народам и эпохам, не стареет со временем. Наша цивилизация механическая — основана на законах механики. Будущая цивилизация будет основана на законах гармонии и, можно надеяться, станет культурной и космической.

Татьяна Волина
г. «Мегаполис-континент» №29 1997 с.13