Крупная монополия

Поекрасно сказано здесь — http://charter97.org/ru/news/2011/6/25/39880/comments/ — «В данное время верхушка власти делает себе многомиллионные состояния, благодаря множественности валютных курсов и им эта ситуация крайне выгодна. Они «развели» даже семью Лукашенко, утверждая , что это —  единственно правильный путь — делить валюту так, как они считают нужным. Идет время великого «дербана» страны!»
Да, похоже,  в Беларуси сильное лобби крупного капитала, причем монополистического. И этому есть множество подтверждений, когда мелких предпринимателей откровенно давят.
Лукашенко попал в свои сети — те, на ком держится его власть — сами стали им управлять.

Инаугурация

В черном пальто с кровавым подбоем шаркающей хоккеистской походкой хмурым днём 21-го числа зимнего месяца студеня в крытую коллонаду между двумя крыльями Дворца республики вышел президент Беларуси Александр Лукашенко.
отожгло НТВ, отсюда — http://www.youtube.com/watch?v=70mCEgfAlbk

Внезапно — можно

Лицензионный товар — тот, на который выкуплены права правообладания. Это значит, что торговать им на более дешевом носителе запрещено. Но есть очень много фильмов, которые не выкупаются конкретными фирмами. Любой человек у нас в стране имеет право торговать этими фильмами, ведь правообладатель не предоставил возможность распространять их на лицензионном носителе. Эти дешевые диски тоже покупаются в России.
Диск-подделка не обязательно плохого качества и в дешевой упаковке. Лицензионным считается издание только с конкретной информацией о том, кто является правообладателем, куда обращаться с жалобами и предложениями, вплоть до адреса и контактного телефона.
http://www.nv-online.info/by/182/printed/32634/Белорусы-могут-остаться-без-качественных-фильмов.htm

Становление солдата происходит во втором бою

Войну я начал под Старой Руссой зимой 1941 года. Где и понял, что в спину не стреляют только мёртвые и что в солдатском обиходе надо навсегда исключить понятие жалости, гуманности, сострадания, злобы.Анализирую свою жизнь, и мне делается страшно, что человек в 18 лет может стать настоящим хладнокровным убийцей, поправку на защитника Отечества брать не стоит.
Что происходит в душе солдата, когда он, восемнадцатилетний парень, впервые задумывается о бренности этой жизни, перестаёт верить в своё бессмертие? Ведь кто из нас думал о смерти в первом бою? А в нём, как правило, гибнут самые смелые, бесшабашные, уверенные в победе.
Если повезло, остался живой, наступает отрезвление, приходит страх пережитого. И осмысление. Оно мучительно, особенно после ранения или потери друзей.
Страшно было не в бою, страшно, когда прокручиваешь в мозгу все события после. Руки дрожат, на душе — муторно, перед глазами — погибшие друзья.
В моём понятии становление солдата происходит во втором бою, в который он уже идёт осмысленно. И тут начинается расслоение на храбрых и не очень, но зато умных и деловых, понявших, что война — это работа, а солдат — профессия. И на трусливую кoгорту боящихся за свою жизнь, но скрывающих это под видимой бравадой людей, которые больше в бой не пойдут. Любыми способами найдут пути в тыл, на любую должность, на любую работу. К ним относятся потенциальные трусы, самострелы и прочая публика, умеющая устроить свою жизнь за счёт других. Их — меньшинство, единицы, но они есть, они остались живыми и, как правило, очень интересно рассказывают о войне, со знанием дела!
Как ни крути, но страшнее всего перебороть свой животный страх перед смертью. Это первый подвиг, который совершает человек на войне. Дальше, если повезёт, приходит профессионализм. Вот тут с ходу в бой не ведут.
Вспоминая свою военную жизнь, я до сих пор не могу понять, как всё же человек существовал, как он выдерживал такую психологическую и физическую нагрузку? В пехоте — это только на переформировании можно было видеть землянки, казармы, кухни, бани и прочие солдатские «удобства». В боях — бесконечные марши туда или обратно ускоренным шагом по грязи, снегу, в жару и холод, с полной выкладкой, которая ещё у тебя осталась, голодные, вшивые, безразличные к своим и чужим страданиям.
И от чьего имени писать? От имени человека, которому в начале сороковых годов, полных патриотических настроений, веры в святость справедливой войны, в свой народ и величие Союза, было всего лишь 18 лет? Или писать от лица человека, уже провоевавшего три года, потерявшего веру в ценность жизни, утратившего страх перед смертью?
Константин Шубриков.
Публикация Феликса Патрунова.
ж. «Наука и жизнь» 06/2011, c. 46-47

Во дают

( О ситуации в одном из белорусских санаториев)
<xxx> были отказы с фирм российских
<xxx> боятся что у нас голод
<xxx> и разруха
<xxx> посылали письмо что у нас ничего не изменилось
<xxx> и фотки даже
<xxx> там в России черти что показывают
<xxx> показывают кадры как в 90-х годах
<xxx> пустые полки