Немцы о смерти Николая

Текст статьи из «Известий Витебского губернского совета», от 25.07.1918, которая опубликовала избранное из статьи немецкой   «Берлинер-Тагеблатт». Распознано и приведено в соответсвие с современными правилами написания.

Распространившиеся в в июне слухи об убийстве Николая Романова нашли отклик в «Берлинер-Тагеблатт», давшей по этому случаю на первой странице «некролог», который весьма характерен для этой, весьма умеренной и буржуазной газеты.
«Николай II убит в заключении, пишет газета. Он пал жертвой бессмысленного насилия отдельной личности, которая захотела этим услужить делу революции.
Известие это, конечно, вызовет сожаление всего человечества, поскольку оно способно на это после 4-х летней бойни.
Почти бесследно прошел тот факт, что Николай II был лишен престола и из самодержца 150-миллионного народа превратился в несчастного и никому не нужного пленника, единственная мечта которого была читать и ухаживать за цветами».
Далее автор статьи дает подробную характеристику Николая последнего:
«Николай II не был выдающимся политиком, хотя мы и не имеем перед собой ясной картины этой личности.
Его дворцы были очагами легендарных рассказов, у которых зачастую была самая реальная подкладка, но разбираться в этом пока преждевременно, Одно стоит ясно перед нашими глаэами: не «его» политика погубила его, а то, что он никогда не был политиком. Со средними дарованиями, такой же сообразительностью, воспитанный без всяких претензий по отношению к самому к себе, с очень несложными обыденными наклонностями — этот человек попадает на престол! Он не умеет справиться ни с трудностями положения, ни с требованиями, которые предъявляются к нему. Человек с дарованиями, брошенный в этот водоворот, скорее бы научился плавать, нашел бы свое направление и, с поддержкой данной ему власти, сумел бы отстоять свою в о л ю, хотя это было бы хорошо или дурно, но у Николая II никогда не было твердой воли. Его мозг всегда был под чужим влиянием. Все его мысли были не о русском народе, а о русском престоле. Он старался отстоять этот престол для своего любимого сына… Это был идеал, которым он жил, он думал, что этим живет вся русская нация… Этим можно и объяснить усталый «жест», с которым он подписал свое отречение от престола, сознавая, что у него уже больше нет никаких интересов, кроме цветов и пальм в Ливадии.
Целая вереница фигур проходят мимо нашего вэора, когда мы вспоминаем об этом 22-летнем царствовании: Плеве, Витте, Победоносцев, Горемыкин, Столыпин, Сазонов, Извольский. Бобриков и вместе с ними Илиодор с Распутиным — все они были только посредниками его эгоистичной политики, политики без сознания ответственности перед историей.
При всех событиях, которые предшествовали японской войне, первой революции (1905 г.), либеральному октябрьскому манифесту, а потом, опять, при ликвидации этого манифеста он был не столько активным, сколько пассивным участником.
Может быть он и сознавал преступность своих действий, но он считал, что должен так поступать. Он был глубоко чужд всем стремлениям своего народа, как сознательно ищущей свободы интеллигенции, так и предчувствующими лучшую долю народным массам. Он был уверен, что тот путь, по которому идет, есть также путь России к славе…
У него не было никаких социальных знаний и понимания момента, иначе он не попытался бы задушить революцию насильственным путем внутренней реакции.
Корень тех неурядиц в стране, которые явились побудителями к перевороту — лежат в личности самого царя.
Вместо того, чтобы расточать свои последние умственные способности в тайных сеансах с Распутиным — он должен был обуздать те темные силы, которые вели страну неминуемо к гибели.
Может быть он и не сознавал всей серьезности момента, может быть он и сознательно допустил все это, чтобы раз навсегда покончить со всеми колебаниями. Он своими собственными слабыми руками вырыл себе могилу».

Источник — http://poltora-bobra.livejournal.com/344186.html
Взято по ссылке на http://dirty.ru/comments/313296

Добавить комментарий