Работающие мертвецы

Оказывается, была такая советская дурь. Судя по тексту, где-то в 50-60-х.
В Советском Союзе работали все. Даже мёртвые.

Дело вообще–то недавнее, и многие из тех, кому за пятьдесят, могли бы рассказать о гениальной надираловке, которая тогда называлась “за себя и за того парня”. Смастерили ее “энти” в самых верхних сферах и понарошку раскричались на всю страну, что–де павших Героев забываем, чего ни в коем разе нельзя, и предки строго завещали, теперь надо срочно внедрять погибших товарищей в сознание народных масс, пока совсем не перезабыли, а чтоб лучше запомнить их священные имена, нужно с ними общаться в непрерывном трудовом процессе, что значит повсеместно жизнеутвердить их на производстве и трудоустроить в сменах, в цехах, на шахтах, на фермах, а точней сказать, в каждой отдельной бригаде хотя бы по одному герою, отдавшему жизнь на полях ВОВ.

Сперва люди подумали, что это очередной символ, наподобие почетного президиума, — его вроде и не видать, а он активно присутствует и за каждым наблюдение имеет. “Ну и пусть себе имеет, — посмеялся рабкласс. — Мы ему за это окурки будем кидать”.

Но когда мертвые вцепились в живых, стало не до смеха, да и поперек топорщиться было поздно, потому что армия Зой Космодемьянских, Кошевых, Матросовых и других захребетников уже стояла у станков, рубала уголек, билась за урожай, и разогнать ее можно было лишь вместе с теми, кто это придумал.

Если без предисловий, то мероприятие выглядело изощренным мародерством: мертвецы грабили живых, а “энти” обирали мертвецов, которые сами хоть и не работали, но в остальном нисколько не уступали трудящимся, исправно получая аванс, зарплату, премиальные, тринадцатую и перечисляя доходы в Госбанк, где проходили как живые и имели собственные депозиты.

Борис Крячко — «Края далекие, места-люди нездешние«

Добавить комментарий